Видеоторакоскопические вмешательства при опухолях средостения

Авторы:
  • Е. А. Дробязгин
    ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Новосибирск, Россия; ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница», Новосибирск, Россия; ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр им. акад. Е.Н. Мешалкина» Минздрава России, Новосибирск, Россия
  • Ю. В. Чикинев
    ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Новосибирск, Россия; ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница», Новосибирск, Россия
  • О. А. Кара-Монгуш
    ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Новосибирск, Россия; ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница», Новосибирск, Россия
Журнал: Эндоскопическая хирургия. 2019;25(1): 31-34
Просмотрено: 736 Скачано: 113

Введение

Частота встречаемости опухолей средостения разнообразна и составляет 6—7% от всех опухолей. Выбор способа удаления опухоли остается предметом дискуссии, и, по мнению большинства авторов, зависит от размеров, локализации опухоли, связи с окружающими структурами. Широкое развитие видеоэндоскопических технологий позволяет активно использовать данный метод оперативного вмешательства в торакальной хирургии [1—5]. Видеоторакоскопия используется как для диагностики, так и для лечения опухолей средостения. Бесспорными преимуществами ее являются малая травматичность, низкая частота интраоперационных и послеоперационных осложнений, лучшие косметические результаты [1, 4—8]. Размеры опухоли не всегда являются решающими в выборе оперативного доступа [9, 10].

Материал и методы

В клинике кафедры госпитальной и детской хирургии лечебного факультета НГМУ, в отделении торакальной хирургии ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница» в период с 2006 по 2017 г. находились на лечении 128 пациентов с опухолями средостения (43 мужчины и 85 женщин) в возрасте от 15 до 72 лет.

Диагноз опухоли средостения устанавливался по данным рентгеновской компьютерной томографии органов грудной клетки. У большинства пациентов (90, 70,31%) опухолевый процесс находился в переднем средостении. Опухоль заднего средостения была у 37 (28,9%) пациентов. В 1 (0,78%) случае опухолевый процесс захватывал переднее и заднее средостение. При этом опухоль была случайной находкой у 78 (60,93%) пациентов.

При поступлении 72 (56,25%) пациента жалоб не предъявляли. У остальных пациентов имелись жалобы, представленные в табл. 1.

Таблица 1. Распределение пациентов по наличию жалоб* Примечание. * — у части пациентов имелось несколько жалоб.

Результаты и обсуждение

Всем пациентам выполнены видеоторакоскопические вмешательства. Все вмешательства проводились в условиях общей анестезии и ингаляционного наркоза с однолегочной искусственной вентиляцией в противоположное легкое. Осложнений анестезиологического обеспечения не выявлено. Вид операции и ее объем представлены в табл. 2 и 3.

Таблица 3. Распределение пациентов по объему выполненного вмешательства
Таблица 2. Распределение пациентов в зависимости от варианта доступа

Предпочтение видеоассистированному или однопортовому вмешательству отдавалось при больших размерах образования или подозрении на наличие прорастания или врастания в структуры средостения.

Биопсия опухоли проведена у пациентов с опухолью переднего средостения в случаях выявления врастания (прорастания опухолью) сосудистых структур средостения, врастания в эпикард, корень легкого, трахею. Субтотальное удаление опухоли у пациентов с опухолями переднего средостения выполнено для обеспечения декомпрессии при синдроме сдавления верхней полой вены.

Длительность вмешательств и объем интраоперационной кровопотери у пациентов с опухолями переднего и заднего средостения существенно отличались: от 45 до 270 мин (в среднем 110 мин) при опухолях переднего средостения и от 30 до 110 мин (в среднем 45 мин) при опухолях заднего средостения. Объем кровопотери при удалении опухолей переднего средостения 50—2700 мл (в среднем 150 мл). Объем кровопотери при удалении опухолей заднего средостения 10—100 мл (в среднем 25 мл).

Конверсия применена у 7 (5,46%) пациентов. В 6 случаях причиной конверсии было повреждение кровеносных сосудов средостения (в 2 случаях внутренней грудной артерии, в 1 — плечеголовной вены, в 2 — плечеголовного ствола, в 1 — верхней полой вены). В 1 случае конверсия выполнена из-за больших размеров опухоли и сложности при ее выделении. В 3 случаях оперативное вмешательство было дополнено резекцией легкого, фенестрацией перикарда и удалением атеромы грудной стенки. Интраоперационных летальных исходов не было.

В послеоперационном периоде летальный исход был у 2 (1,56%) пациентов. Причинами летального исхода послужила полиорганная недостаточность.

Оперативное вмешательство заканчивалось дренированием плевральной полости. В 17 случаях выполнялось дренирование обеих плевральных полостей (дренажи устанавливались через одну плев-ральную полость). Удаление дренажей осуществлялось в сроки от 1 до 4 сут при отсутствии утечки воздуха и объеме отделяемого менее 50 мл за 1 сут. Осложнений в послеоперационном периоде не зафиксировано.

Результаты патоморфологического исследования удаленных опухолей представлены в табл. 4.

Таблица 4. Патоморфологическая характеристика удаленных новообразований средостения

Заключение

Полученные данные указывают на высокую безопасность и эффективность видеоторакоскопических операций у пациентов с новообразованиями средостения в связи с низкой частотой интра- и послеоперационных осложнений. Видеоторакоскопические вмешательства позволяют удалить опухоли больших размеров при отсутствии врастания или прорастания структур средостения. Выбор доступа (видеоторакоскопия, один порт или видеоассистированное вмешательство) должен определяться локализацией, размером новообразования, его связью с окружающими структурами.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Дробязгин Е.А. — д.м.н., профессор кафедры госпитальной и детской хирургии ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, торакальный хирург отделения торакальной хирургии, зав. отделением эндоскопии ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница», ведущий научный сотрудник центра онкологии и радиотерапии ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр им. акад. Е.Н. Мешалкина»; e-mail: evgenyidrob@inbox.ru; https://orcid.org/0000-0002-3690-1316;

Чикинев Ю.В. — д.м.н., проф., зав. кафедрой госпитальной и детской хирургии ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, торакальный хирург отделения торакальной хирургии ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница»; e-mail: chikinev@inbox.ru; https://orcid.org/0000-0002-6795-6678;

Кара-Монгуш О.А. — врач-хирург отделения торакальной хирургии ГБУЗ НСО «Государственная Новосибирская областная клиническая больница»; e-mail: kara-moleg@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0003-3529-5200

Автор, ответственный за переписку: Дробязгин Евгений Александрович — e-mail: evgenyidrob@inbox.ru;
https://orcid.org/0000-0002-3690-1316

Corresponding author: Drobyazgin E.A. — e-mail: evgenyidrob@inbox.ru;
https://orcid.org/0000-0002-3690-1316

Список литературы:

  1. Аллахвердиев А.К., Давыдов М.М., Кецба А.С. Торакоскопическая тимэктомия — метод выбора в хирургическом лечении неинвазивных тимом средостения. Эндоскопическая хирургия. 2018;23(6):3-8.
  2. Kondo K. Therapy for thymic epithelial tumors Gen. Thorac Cardiovasc Surg. 2014;62(8):468-474. https://doi.org/10.1007/s11748-014-0420-z
  3. Rakovich G, Deslauriers J. Video-assisted and minimally-invasive open chest surgery for the treatment of mediastinal tumors and masses. J Vis Surg. 2017;3:25. https://doi.org/10.21037/jovs.2017.01.01
  4. Wu CF, Gonzalez-Rivas D, Wen CT, Liu YH, Wu YC, Chao YK, Heish MJ, Wu CY, Chen WH. Single-port video-assisted thoracoscopic mediastinal tumour resection. Interact Cardiovasc Thorac Surg. 2015;21(5):644-649. https://doi.org/10.1093/icvts/ivv224
  5. Di Crescenzo VG, Napolitano F, Panico C, Di Crescenzo RM, Zeppa P, Vatrella A, Laperuta P. Surgical approach in thymectomy: Our experience and review of the literature. Int J Surg Case Rep. 2017;39:19-24. https://doi.org/10.1016/j.ijscr.2017.07.028
  6. Suda T, Hachimaru A, Tochii D, Maeda R, Tochii S, Takagi Y. Video-assisted thoracoscopic thymectomy versus subxiphoid single-port thymectomy: initial results. Eur J Cardiothorac Surg. 2016;49(suppl 1):54-58. https://doi.org/10.1093/ejcts/ezv338
  7. Xie D, Xie H, Zhu Y, Jiang G. Simultaneous video-assisted thoracoscopic surgery sleeve lobectomy and thymectomy. Interact Cardiovasc Thorac Surg. 2014;19(2):313-314. https://doi.org/10.1093/icvts/ivu098
  8. Manoly I, Whistance RN, Sreekumar R, Khawaja S, Horton JM, Khan AZ, Casali G, Thorpe JA, Amer K, Woo E. Early and mid-term outcomes of trans-sternal and video-assisted thoracoscopic surgery for thymoma. Eur J Cardiothorac Surg. 2014;45(6):187-193. https://doi.org/10.1093/ejcts/ezu077
  9. Rothermel L, Gilkeson R, Markowitz AH, Schröder C. Thoracoscopic resection of a giant teratoma compressing the right heart. Interact Cardiovasc Thorac Surg. 2013;17(3):594-597. https://doi.org/10.1093/icvts/ivt225
  10. Ali TA, Fatimi SH, Naeem SS. Resection of Posterior Mediastinal Tumors by Video Assisted Thoracic Surgery. J Coll Physicians Surg Pak. 2015;25(7):534-535.