Эктодермальные дисплазии: клинические наблюдения

Авторы:
  • М. Н. Гаджимурадов
    ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный медицинский университет» Минздрава России, Махачкала, Россия
  • К. М. Гаджимурадова
    ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный медицинский университет» Минздрава России, Махачкала, Россия
Журнал: Клиническая дерматология и венерология. 2019;17(2): 142-148
Просмотрено: 840 Скачано: 62

Эктодермальные дисплазии являются врожденными дефектами. Заболевание связывают с дефектом гена, детерминирующего появление эктодермы. Предполагают, что механизм заболеваний может быть вызван дефектом синтеза индуцирующего вещества, которое отвечает за активацию генов, контролирующих синтез белков и их дифференцировку [1]. В. Duреrrаt считает, что врожденные дисплазии не закрепляются генетически, так как определяются генетическим или случайным нарушением развития плода, возникающим в эмбриональном периоде [2]. Четко идентифицируют две классические формы эктодермальной дисплазии в зависимости от состояния функции потовых желез, волосяных фолликулов, развития ногтевых пластинок и зубов: дисплазия эктодермальная ангидротическая (АЭД) и дисплазия эктодермальная гидротическая (ГЭД) [2, 3]. Выраженное поражение кожи отмечают и при следующих разновидностях эктодермальной дисплазии: синдром окулодентодигитальной дисплазии, синдром Ван-ден-Болиа, синдром Берлина, синдром Вилльнера, синдром Гельвега—Ларсена—Людвигсена, синдром очаговой дермальной гипоплазии, синдром Эллиса—Ван-Кревельда, синдром Эстеррейхеро, синдром Ван-Богарта—Озе [2, 4].

АЭД (син.: синдром Криста—Сименса, синдром Гилфорда-Тендлоу, гипотрихотический ангидроз с адонтией) является генетической аномалией, которая встречается во многих поколениях. Типы наследования — аутосомно-рецессивный, доминантный и Х-сцепленный рецессивный. Предположительно, действие генетического дефекта проявляется на 2—5-ммесяце внутриутробного развития, когда формируются производные эктодермы [2]. М.А. Кузнецова [5] отмечает в своей работе три гена, идентификация которых позволяет методом молекулярно-генетического исследования установить АЭД. В основе этого синдрома лежит нарушение внутриутробного органогенеза производных эктодермы: недоразвитие эпидермиса и придатков кожи, дефект эволюции эпибластического слоя бластодермы, поражение ганглиозной пластинки, из которой формируются зачатки зубной эмали и эктомезенхимы [6, 7].

Клинические проявления АЭД вариабельны: от незначительных до полного симптомокомплекса, встречающегося преимущественно у лиц мужского пола. Основными признаками являются гипотрихоз (алопеция), гипо- или агидроз, гиподонтия (рис. 1). Мы наблюдали 2 пациентов с АЭД с набором дополнительных стигм дизэмбриогенеза — юношу С. (18 лет) и мальчика К. (7 лет). Юноша С. утверждал, что температура тела в жаркую погоду 38 °C, которую он снижает, обливаясь холодной водой. Кожа вокруг глаз и рта у больных АЭД дистрофичная, гиперпигментированная (рис. 2, а),

Рис. 2. Больной К. с АЭД, 7 лет. Морщинистая кожа вокруг глаз и рта (а); кератодермия подошв (б); милиумподобные высыпания на коже лица (в); ихтиозиформное шелушение на коже голени (г).
иногда образуются глубокие радиальные складки. Могут отмечаться ладонно-подошвенная кератодермия (см. рис. 1, е, ж; рис. 2, б), милиумподобные высыпания в устьях сально-волосяных мешочков лица (см. рис. 2, в). Мы наблюдали эти же элементы на коже туловища (см. рис. 1, з). Вследствие гипофункции сальных желез развиваются сухость кожи, ихтиозиформное шелушение (см. рис. 2, г); гипофункция желез слизистых оболочек обусловливает атрофический ринит, хронический ларингит (афоничный голос), конъюнктивит, стоматит, сухость во рту, нарушение вкусовых ощущений, складчатый язык, нарушение пищеварения, хронический гастрит, язвенную болезнь, диарею [3, 6]. Характерны и особенности лицевого скелета — уши с неправильно сформированными раковинами (см. рис. 1, д, и). С возрастом у больных АЭД изменяются конфигурации лица, что обусловлено прогрессирующей выпуклостью лба, широко расставленными глазами, вдавленностью центральной части лица, переносицы (седловидный нос), толстыми выпуклыми губами; отмечают отставание в росте, гипотрофию половых органов, ночной энурез, реже прогнатию и энофталмию [6]. С возрастом также незначительно ослабляется выраженность некоторых признаков: происходит частичное отрастание бороды и усов, частичное восстановление функции апокриновых желез. Иногда развивается несахарный диабет, умственная отсталость. Причиной последней может быть и повышение температуры тела в раннем детском возрасте (вплоть до летального исхода) [2, 8].

Рис. 1. Больной С., 18 лет. Гипотрихоз волосистой части головы (а); редкие ресницы и брови (б); гипотрихоз лобковой области (в); гиподонтия с редкими деформированными зубами в виде штырей (г); гиподонтия (изодентия) с редкими деформированными зубами в виде штырей и деформированными ушными раковинами (д); кератодермия ладоней (е).

Рис. 1. Больной С., 18 лет. Гипотрихоз волосистой части головы (а); редкие ресницы и брови (б); гипотрихоз лобковой области (в); гиподонтия с редкими деформированными зубами в виде штырей (г); гиподонтия (изодентия) с редкими деформированными зубами в виде штырей и деформированными ушными раковинами (д); кератодермия ладоней (е).

У женщин-носительниц мутантного гена могут быть абортивные проявления синдрома АЭД. Так, у матери мальчика К. зафиксированы ладонно-подошвенная кератодермия, нарушение развития зубов и некоторая сухость кожи (рис. 3).

Рис. 3. Проявления у матери мальчика К.: ладонная кератодермия (а); гиподонтия (б).

ГЭД (син.: синдром Клаустона) впервые описана Сlouson в 1929 г., характеризуется аутосомно-доминантным типом наследования. Данные электронно-микробиологического исследования указывают на нарушение синтеза кератина: дезорганизация волосяных фибрилл и уменьшение коркового слоя кутикулы [3, 9]. Ранее отмечали, что ГЭД манифестирует у мужчин, а женщины — лишь носители мутантного гена. Оказалось, что у женщин симптоматика варьирует от абортивной до развернутой формы [10]. Мы наблюдали женщину А. 58 лет и мужчину М. 54 лет с ГЭД. Для ГЭД характерна основная триада симптомов: дистрофия ногтей (рис. 4, а;

Рис. 4. Больная А., 58 лет, с ГЭД: дистрофия ногтевых пластин с кератодермией тыльной поверхности кисти (а); кератодермия кисти (б); кератодермия стопы (в); алопеция (г); гиперпигментация и гиперкератоз над коленным суставом и кожи голени (д); кариес зубов (е).
рис. 5, а),
Рис. 5. Больной М., 54 лет, с ГЭД: дистрофия ногтевых пластин стопы с кератодермией тыльной поверхности стопы (а); алопеция (б); отсутствие волосяного покрова в области подмышечных впадин (в).
кератодермия ладоней и подошв (см. рис. 4, б, в), гипотрихоз или алопеция (см. рис. 4, г; рис. 5, б). Необходимо отметить, что ногтевые пластинки растут медленно, присоединяется разрушающая их паронихия (вплоть до замены ногтя рубцовой тканью). Волосы на волосистой части головы могут сохраняться в детском возрасте, но в период половой зрелости они становятся тонкими или выпадают (вплоть до тотальной алопеции). Брови разрежены, в наружной части могут отсутствовать. В наблюдаемых нами 2 случаях ГЭД бровей вовсе не было. Ресницы обычно короткие, малозаметные, иногда их нет (см. рис. 4, г; рис. 5, б) [11]. Такие же изменения претерпевает волосяной покров лобка и подмышечных впадин (см. рис. 5, в). Для кератодермии характерен переход на тыльные поверхности кистей и стоп (см. рис. 4, а; рис. 5, а). Над суставами наблюдают гиперпигментацию и гиперкератоз (см. рис. 4, д). Функция потовых и сальных желез у таких больных сохранена. Зубы нормальные, однако подвержены кариесу (см. рис. 4, е). Синдром Клаустона может сопровождаться психическими отклонениями, глухотой [11].

В наших клинических наблюдениях отмечены некоторые особенности в манифестации генодерматоза у больных ГЭД. Так, у женщины А., 58 лет (имеет здорового сына), волосы полностью отсутствовали с рождения, зрение было ослаблено, слух и психическое состояние — без отклонений от нормы. Подобная клиника была у ее матери и сестры (умерли в зрелом возрасте от «сердечного приступа»).

Таким образом, ГЭД проявляется по женской линии, мужчина (сын пациентки) здоров, что ставит вопросы о наследовании ГЭД. Интересно также отметить, что у мужчины М., 54 лет, отмечается умеренный гипергидроз подошв.

Лечение пациентов с эктодермальной дисплазией симптоматическое. Больным АЭД необходимо избегать гипертермических состояний и резких колебаний температуры окружающей среды, использовать увлажняющие кремы. Нужно уделить внимание протезированию зубов с раннего детства. Это способствует формированию правильного прикуса, речи, нормализации жевательной функции. В зрелом возрасте выполняют хирургическую коррекцию аномалий. Такие пациенты находятся на диспансерном наблюдении, а при наличии показаний подлежат специализированному лечению у окулиста, оториноларинголога, педиатра и дерматолога. Труд больных не должен быть связан с механической нагрузкой на ладони (при наличии выраженного гиперкератоза), с контактом с химическими веществами и пылью [3, 6].

Данные клинические случаи приведены с целью акцента внимания дерматологов на манифестных особенностях эктодермальной дисплазии, что может расширить теоретические знания врачей. Важно своевременно ставить больных с данной наследственной патологией на учет и диспансерное наблюдение — это позволит значительно облегчить их состояние и отразиться на качестве жизни.

Сведения об авторах

М.Н. Гаджимурадов — д.м.н., доцент; https://orcid.org/0000-0002-3663-3235

К.М. Гаджимурадова — https://orcid.org/0000-0001-8101-1665

Автор, ответственный за переписку: Гаджимурадов Марат Нурмагомедович — ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный медицинский университет» Минздрава России, Махачкала, Россия; e-mail: gabenu@mail.ru

Список литературы:

  1. Суворова К.Н., Антоньев А.А. Наследственные дерматозы. М. 1977.
  2. Студницын А.А. (ред.). Дифференциальная диагностика кожных болезней. Руководство для врачей. М. 1983;439-445.
  3. Скрипкин Ю.К., Мордовцев В.Н. (ред.). Кожные и венерические болезни. Руководство для врачей. М. 1999;2:708-720.
  4. Зверькова Ф.А., Балясников В.И. О синдроме околодентодигитальной дисплазии. Вестник дерматологии и венерологии. 1976;11:58-60.
  5. Кузнецова М.А. Синдром Криста—Сименса—Турена. Саратовский кожно-медицинский журнал. 2011;7(3):670-672.
  6. Лещенко И.Н., Соколов А.М. Ангидротическая эктодермальная дисплазия у больного 56 лет и ее осложнения. Вестник дерматологии и венерологии. 1981;5:42-46.
  7. Бухаревич А.М., Ерашкина О.В., Безруков Л.А. Вестник дерматологии и венерологии. 1981;10:42-45.
  8. Тограбрина В.М. Эктодермальная дисплазия у ребенка. Вестник дерматологии и венерологии. 1983;1:58-60.
  9. Бабаянц Р.С. Дерматологическая синдромология. Ереван. 1974;118-119.
  10. Lukes S, Sherry JS. II www. rd mag. com. 2011; 92-96.
  11. Диванян Р.С., Мурадян А.П. Синдром Клустона. Вестник дерматологии и венерологии. 1980;6:46-49.