Рентгенологическая оценка положения головок нижней челюсти при различных типах лица

Авторы:
  • Д. О. Егорова
    Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Минздрава России, Москва, Россия
  • О. И. Арсенина
    Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Минздрава России, Москва, Россия
  • А. Г. Надточий
    Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Минздрава России, Москва, Россия
  • А. Н. Ряховский
    Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Минздрава России, Москва, Россия
  • Н. В. Попова
    Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Минздрава России, Москва, Россия
Журнал: Стоматология. 2020;99(1): 55-60
Просмотрено: 509 Скачано: 154

Вводная часть и новизна. Височно-нижнечелюстной сустав является одним из наиболее активно работающих суставов человека. Сложность анатомического строения и биомеханики обусловливает высокую частоту его дисфункции.

По данным клинических исследований, патология ВНЧС встречается у 70—80% здорового населения и занимает третье место после кариеса и заболеваний пародонта. У 28—76% пациентов, обратившихся за ортодонтической помощью, наблюдаются структурные и функциональные изменения височно-нижнечелюстного сустава [1, 2]. Данные изменения в 84—98% случаев сочетаются с дефектами зубных рядов в боковых отделах, осложняются деформациями лицевого скелета, характеризующимися нарушением морфофункциональных соотношений его элементов и их эстетических пропорций. На протяжении последних лет многие исследователи отмечают тенденцию к увеличению функциональных нарушений ВНЧС [2].

Разнообразие патологических процессов, развивающихся в ВНЧС, обусловлено анатомо-топографическими особенностями строения, происходящими в нем функциональными и морфологическими изменениями, состоянием зубочелюстной системы в целом, а также влиянием фоновой соматической патологии [3].

Диагностика и лечение дисфункции ВНЧС невозможны без доскональных знаний строения и сложной деятельности ВНЧС, вопросов анатомической изменчивости костных элементов.

Вопросам диагностики и лечения пациентов с синдромом болевой дисфункции ВНЧС за последнее десятилетие посвящено большое количество работ, но существующие проблемы в настоящее время не утратили своей актуальности.

Наибольшей информативностью в изучении костных элементов височно-нижнечелюстного сустава из рентгенологических методов обладает конусно-лучевая компьютерная томография челюстно-лицевой области.

О.С. Воловар и соавт. [4], проведя сравнительную оценку диагностической информативности ортопантомографии (ОПТГ), рентгенографии ВНЧС по Парма и КЛКТ у пациентов с морфологическими и функциональными расстройствами ВНЧС, пришли к выводу, что ОПТГ и рентгенография ВНЧС по Парма уступают по информативности КЛКТ в случаях, когда клинические проявления заболевания обусловлены структурными изменениями костной ткани головки нижней челюсти, суставной ямки и бугорка.

Т.Н. Трофимова и соавт., S. Barghan и соавт., Р.А. Фадеев и соавт. [1, 5, 6], изучив возможности КЛКТ в оценке состояния ВНЧС, пришли к выводу, что метод КЛКТ является оптимальным, т.к. позволяет определить положение головки нижней челюсти в суставной ямке, оценить точные границы и размеры суставных пространств.

В настоящее время отсутствуют данные об исследованиях по вопросу взаимоотношения головок нижней челюсти у пациентов с дисфункцией ВНЧС при различных типах лица. Решение этих вопросов поможет повысить эффективность ортодонтического лечения взрослых пациентов с нарушениями окклюзии.

Материал и методы

Проведено исследование лиц мужского и женского пола в возрасте от 25 до 44 лет, обратившихся в ортодонтическое отделение ЦНИИС и ЧЛХ с 2016 по 2019 г. Общее число обследуемых составило 100 человек, они были разделены на две основные группы: мужчины — 50 человек, женщины — 50 человек.

Критериями включения пациентов в исследование были: дисфункция ВНЧС функционального генеза, молодой возраст по классификации ВОЗ: от 25 до 44 лет. Критерии невключения: воспалительные заболевания ВНЧС, дегенеративно-дистрофические изменения в области ВНЧС, полное отсутствие зубов на верхней (ВЧ) и нижней челюстях, частичные дефекты и деформации ВЧ и НЧ, несъемные и съемные зубные протезы.

Для изучения сформированных групп был использован индексный метод диагностики типов лица по Изару. Определяли лицевой показатель — процентное соотношение физиономической высоты к морфологической ширине лица с помощью штангенциркуля 0—300 мм.

Для характеристики размеров лица исследовали следующие параметры: длина лица — от точки ophrion (пересечение средней линии лица и касательной к надбровным дугам) до точки gnation; морфологическая ширина лица — между наиболее выступающими точками на скуловых дугах (zy).

Форму лица по полученным данным длины и ширины лица определяли с помощью лицевого индекса по G. Izard:

Величина лицевого индекса 104 и больше характеризует узкое лицо, от 97 до 103 — среднее, 96 и меньше — широкое лицо.

Конусно-лучевая компьютерная томография в положении привычной окклюзии выполнена 100 пациентам (50 женщинам и 50 мужчинам): 40 — с узким типом лица, 24 пациента — со средним и 36 пациентов — с широким типом лица. На К.Т. признаки артроза не выявлялись.

Особенности строения и взаиморасположения костных структур ВНЧС у пациентов с дисфункцией ВНЧС при различных типах лица изучали в компьютерной программе Avantis 3D с автоматическим выделением мыщелков и суставной ямки, измерением ширины суставной щели, высоты и наклона суставного бугорка (рис. 1).

Рис. 1. Исследование взаиморасположения костных структур ВНЧС в компьютерной программе Avantis 3D.

В программе Avantis 3D в аксиальном срезе отмечались головки нижней челюсти (рис. 2)

Рис. 2. Автоматическое выделение мыщелковых отростков в программе Avantis 3D в аксиальном срезе.
для последующего автоматического выделения их контуров и контуров суставных ямок.

Программа автоматически определяла вестибулярный и оральный полюсы каждого мыщелка, между которыми строились оси мыщелков. В трех плоскостях по отношению к оси мыщелков визуализировались сечения головок НЧ, нижнечелюстных ямок и суставных бугорков (рис. 3).

Рис. 3. Визуализация головок нижней челюсти, нижнечелюстных ямок и суставных бугорков. Дистальное положение головок нижней челюсти.

Производился автоматизированный расчет ширины суставной щели в заднем, верхнем и переднем отделах, высоты суставного бугорка, наклона суставного ската. Ширина суставной щели позволяла определить положение суставной головки относительно суставной ямки (рис. 4).

Рис. 4. Определение ширины суставной щели и положения суставной головки относительно нижнечелюстной ямки.
Там, где параметры меньше нормы, они окрашены красным цветом, в норме — зеленым, больше нормы — синим.

Результат расчетов измерений костных структур ВНЧС выводили в таблицу, в которой можно было сравнить полученные результаты относительно показателей в норме (рис. 5).

Рис. 5. Отчет о полученных данных.
Значения, выходящие за границы нормы, окрашены в красный цвет.

Результаты и обсуждение

Согласно оценке результатов антропометрического исследования, у пациентов в возрасте от 25 до 44 лет отмечены наибольшие показатели выраженности узкого типа лица у женщин (60% случаев) и широкого типа лица у мужчин (52% случаев). Средний тип лица у мужчин составил 25% случаев, у женщин — 24%, широкий тип лица у женщин — 16%, узкий тип лица у мужчин — 20%.

В ходе исследования полученных изображений КЛКТ нами была выявлена следующая взаимосвязь между типами лица и положением головок НЧ.

У женщин:

при узком типе лица (60%) преобладало верхнее положение головок нижней челюсти в 50% случаев, центральное положение — в 6,7% случаев, 20% — несимметричное положение головок нижней челюсти, 10% — заднее положение, 13,3% — переднее положение;

при среднем типе лица (24%) в 41,7% случаев наблюдали центральное положение головок, в 33,3% — дистальное положение, 16,7% — несимметричное положение головок нижней челюсти, 8,3% — верхнее положение;

при широком типе лица (8%) в 50% случаев наблюдали дистальное положение головок нижней челюсти, 37,5% — несимметричное положение головок НЧ, 12,5% — центральное положение головок НЧ.

У мужчин:

при узком типе лица в 40% случаев преобладало верхнее положение головок нижней челюсти и в 30% — несимметричное положение головок;

при среднем типе лица дистальное положение головок встречалось в 57,1% случаев, несимметричное положение головок — в 7,2% случаев, 28,6% — центральное положение головок;

при широком типе лица преобладало дистальное положение головок в 42,3% случаев, 11,5% — центральное положение, 27,5% — несимметричное.

Полученные средние параметры суставной щели в зависимости от положения головок нижней челюсти у женщин и мужчин при разных типах лица представлены в табл. 1—3.

Таблица 2. Средние параметры суставной щели в зависимости от положения головок нижней челюсти у женщин и мужчин при среднем типе лица (M±m)
Таблица 3. Средние параметры суставной щели в зависимости от положения головок нижней челюсти у женщин и мужчин при широком типе лица (M±m)
Таблица 1. Средние параметры суставной щели в зависимости от положения головок нижней челюсти при узком типе лица (M±m)

Заключение

Было отмечено, что верхнее положение головок нижней челюсти у женщин и мужчин при узком типе лица наблюдали в 50 и 40% случаев соответственно; дистальное положение головок нижней челюсти у женщин и мужчин при широком типе лица наблюдали в 50 и 42,3% случаев соответственно.

Полученные нами результаты исследования свидетельствуют о существовании взаимосвязи между различными типами лица и положением головок НЧ в нижнечелюстной ямке, которую необходимо учитывать при планировании комплексного лечения. Наибольшему риску возникновения дисфункции ВНЧС подвержены женщины с узким типом лица, у которых преобладает верхнее положение головок нижней челюсти и женщины с широким типом лица с дистальным положением головок нижней челюсти.

Перед ортодонтическим лечением пациентов необходимо исследовать положение головок НЧ с помощью КЛКТ и проводить обязательную коррекцию до начала ортодонтического лечения.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Егорова Д.О. — e-mail: egorovadaria1@gmail.com

Арсенина О.И. — https://orcid.org/0000-0002-0738-1227

Надточий А.Г. — e-mail: naggan@mail.ru

Ряховский А.Н. — e-mail: avantis2006@mail.ru

Попова Н.В. — https://orcid.org/0000-0002-3686-5263

Автор, ответственный за переписку: Егорова Дарья Олеговна —
e-mail: egorovadaria1@gmail.com

Список литературы:

  1. Barghan S, Tetradis S, Mallya S. Application of cone beam computed tomography for assessment of the temporomandibular joints. Aust Dent J. 2012.
  2. Meghan K. Murphy, BE, Regina F. MacBarb, BS, Wong ME, Kyriacos A. Athanasiou, Temporomandibular Joint Disorders: A Review of Etiology, Clinical Management, and Tissue Engineering Strategies. Int J Oral Maxillofac Implants. 2013.
  3. Okeson JP. Management of temporomandibular disorders and occlusion. 7th ed. 2013.
  4. Воловар О.С., Маланчук В.А., Топчий Д.В. Сравнительная характеристика диагностической информативности компьютерной томографии, рентгенографии и ортопантографии при некоторых заболеваниях височно-нижнечелюстного сустава. Российский стоматологический журнал. 2012;1:25-29.
  5. Трофимова Т.Н. Лучевая анатомия человека. СПб.: Издательский дом СПбМАПО; 2005.
  6. Фадеев Р.А., Зотова Н.Ю., Кузакова А.В. Метод обследования височно-нижнечелюстных суставов с использованием дентальной компьютерной томографии. Дентал Юг. 2012;5:56-60.