Оценка оптической плотности костной ткани при дентальной имплантации

Авторы:
  • А. Е. Яблоков
    ФГБОУ «Самарский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ, Самара, Россия
Журнал: Российская стоматология. 2019;12(3): 8-13
Просмотрено: 580 Скачано: 260

Введение

Определение плотности челюстных костей является важным фактором для планирования лечения, выбора конструкции имплантата, хирургического этапа и тактики протезирования [1, 2]. Сегодня наиболее распространенным методом для исследования костной ткани является рентгенологический [3, 4]. При визуальном анализе рентгеновского снимка деминерализация костной ткани выявляется при снижении костной плотности более 30% [5—7]. Поэтому клинический метод исследования в значительной степени субъективен и не может улавливать тонкости структуры и морфологические изменения в тканях [8—10].

Материал и методы

Сбор клинического материала осуществлен на базе Клиники ЧЛХ СамГМУ, клинической базе кафедры ортопедической стоматологии СамГМУ — ООО «ИСЦ» в период с 10.02.15 по 09.01.20 на основании ФЗ № 323 от 21.11.11 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Лечение больных проводили по протоколу, утвержденному Минздравом России от 16.09.04 «Протокол ведения больных с ЧОЗ». Структура исследования и разрешение к его проведению были одобрены этическим комитетом СамГМУ, получено положительное решение Научно-образовательного центра доказательной медицины от 01.09.19. Перед операцией каждый пациент подписал информированное согласие на проведение вмешательства и использование полученных данных для формирования настоящей научно-исследовательской работы. Перед проведением операции все пациенты были обследованы и санированы в клиниках СамГМУ. Критериями включения пациентов в исследуемую группу были частичное отсутствие зубов верхней и (или) нижней челюсти, наличие костной ткани челюсти не менее D1-типа, достаточная высота альвеолярного гребня для инсталляции цилиндрического дентального имплантата, отсутствие соматических заболеваний, ортогнатический прикус, отсутствие заболеваний височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС), полная санация полости рта и отсутствие кариозного процесса. Формирование исследуемой группы проведено среди 44 пациентов. В исследование не включили 10 человек в связи с несоответствием критериям включения (7 человек) и отказом от участия (3 человека).

Инсталляцию дентальных имплантатов у пациентов (n=34) проводили по классической методике free hand. В Самаре проживали 94,1% пациентов, оставшиеся 5,9% — в Самарской области.

Проведенный анализ клинического материала у исследуемых пациентов представлен в табл. 1.

Таблица 1. Распределение пациентов в зависимости от возраста и пола

Основной контингент пациентов (79,41%), которым была проведена операция дентальной имплантации по классической методике, составили женщины. Средний возраст в исследуемой группе — 41,7 года.

Всем пациентам были установлены имплантаты двух систем — MIS и DENTIUM в количестве 57 единиц. Срок наблюдения составил 5 лет. В зависимости от места установки имплантатов пациентам были установлены дентальные имплантаты в следующем количестве (табл. 2).

Таблица 2. Количество имплантатов у пациентов на верхней и нижней челюстях

В проекции резцов было установлено 7 (14,28%) имплантатов, из них в 1-м квадранте — 2 (4,08%), во 2-м — 5 (10,2%), в 3-м и 4-м — не устанавливали. В области клыков установлен 1 имплантат — 2,04% (2-й сектор). В проекции премоляров установлено 17 (34,69%) имплантатов, из них в 1-м квадранте — 5 (10,2%), во 2-м — 1 (2,04%), в 3-м — 6 (12,24%), в 4-м — 5 (10,2%). В области моляров инсталлированы 24 (48,97%) имплантата, из них в 1-м квадранте — 1 (2,04%), во 2-м — не устанавливали, в 3-м — 11 (22,44%), в 4-м — 12 (24,48%). Наиболее часто дентальную имплантацию проводили в области моляров в 3-м и 4-м секторах, в то время как во фронтальной группе зубов в 3-м и 4-м секторах операцию не проводили (рис. 1).

Рис. 1. Топография и количество инсталлированных дентальных имплантатов у исследуемым пациентов.
Одним из основных критериев выбора пациентов для формирования исследуемой группы являлось наличие ортогнатического прикуса.

Процент установленных имплантатов фирмы «MIS» составил 96,4%, фирмы «Dentium» — 3,6%. Наибольший процент установленных имплантатов имел диаметр 3,75×10,0 и произведен фирмой «MIS» (26,31%). Данные представлены в табл. 3.

Таблица 3. Соотношение количества единовременно установленных дентальных имплантатов с их диаметром

Методы исследования

Оценка оптической и минеральной плотности костной ткани по данным КТ-исследования

Анализ оптической плотности кости, окружающей установленные имплантаты, проводили по конусно-лучевой компьютерной томографии (КЛКТ) и на основании классификации С. Mish. Были определены основные оценочные значения рентгеновской плотности костной ткани: ≥850 HU — здоровая кость (D1); 350—850 HU — пастозная кость (D2); ≤350 HU — локальный остеопороз (D3). Анализ плотностных показателей костной ткани, окружающей установленные имплантаты, позволил в процентном соотношении установить степень остеоинтеграции установленных имплантатов. Измерения характеристик костной ткани проводили на основании шкалы Хаунсфилда по трем уровням имплантатов: апикальному, средней части, пришеечному.

После проведенной дентальной имплантации на верхней (по истечении 6 мес с начала исследования) или нижней челюсти (4 мес) получали КЛКТ-снимки на аппарате Watech Pax-Duo 3D при рентген-нагрузке E-0,04 мЗв. Модели К.Т. имели следующие размеры: 80×80×80 мм, 120×90×90 мм. Дискретизация между плоскостями составляла 0,2 мм. Исследование оптической плотности костной ткани, окружающей имплантат, проводили преимущественно в области отсутствующих рентгенологических артефактов после «шумоподавления» в программной среде RadiAnt Dicom viewer 4.6.9 (64-bit).

Результаты оценки оптической и минеральной плотности костной ткани по данным КТ у пациентов исследуемой группы

У 34 пациентов исследуемой группы до операции дентальной имплантации изучили оптическую плотность костной ткани. Оценивали костные ткани, в которые планировали установку 57 дентальных имплантатов.

Диапазон изучаемой оптической плотности костной ткани в месте, планируемом для установки дентального имплантата, на КТ-снимке варьировал от 2178 HU (Max) до –327 HU (Min). Среднее значение рентгеновской плотности — 563,8 HU (average). Анализ, проведенный до инсталляции дентальных имплантатов, показал, что наибольший процент составлял D2-тип костной ткани (41 имплантат — 71,9%), в то время как наименьший — D1-тип (7 единиц — 12,2%). D4-тип костной ткани при исследовании не обнаружен.

Выявленные типы костной ткани (рис. 2),

Рис. 2. Оптическая плотность костной ткани, окружающей имплантат, у пациентов исследуемой группы до операции установки дентальных имплантатов.
являющиеся благоприятными для установки дентальных имплантатов, позволили сделать заключение о допустимости проведения операции дентальной имплантации.

У всех пациентов исследуемой группы (n=34) после операции дентальной имплантации (n=57) также провели определение оптической плотности костной ткани (рис. 3).

Рис. 3. Оптическая плотность костной ткани, окружающей имплантат, у пациентов исследуемой группы после операции установки дентальных имплантатов.

Рентгеновская плотность костных тканей, окружающих имплантаты, на КТ-снимках располагалась в диапазоне от 2624 HU (Max) до 67 HU (Min). Средняя рентгеновская плотность составила 662,1 HU (average).

Анализ костной ткани группы контроля после уcтановки дентальных имплантатов показал, что наибольший процент составлял D1-тип костной ткани (47 единиц — 82,4%), в то время как наименьший — D3-тип (3 единицы — 5,26%).

Средняя плотность костных тканей в проекции отдельных групп имплантатов представлена в табл. 4.

Таблица 4. Распределение плотности костной ткани, окружающей установленные имплантаты, у пациентов исследуемой группы (HU)

Вывод

Анализ костной ткани исследуемой группы после установки дентальных имплантатов показал, что наибольший процент составлял D1-тип костной ткани (47 единиц — 82,4%), в то время как наименьший — D3-тип (3 единицы — 5,26%), что свидетельствует об успешной фибро- и остеоинтеграции дентальных имплантатов в костную ткань у пациентов исследуемой группы.

Работа выполнена в соответствии с планом научных исследований ФГБОУ ВО СамГМУ Минздрава России.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

The author declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Яблоков А.Е. — https://orcid.org/0000-0002-3392-4803; e-mail: s1131149@yandex.ru

Автор, ответственный за переписку:

Яблоков А.Е. — https://orcid.org/0000-0002-3392-4803; e-mail: s1131149@yandex.ru

Как цитировать:

Яблоков А.Е. Оценка оптической плотности костной ткани при дентальной имплантации. Российская стоматология. 2019;12(3):8-13. https://doi.org/10.17116/rosstomat201912031

Список литературы:

  1. Добровинский И.Р., Кибиткин А.С., Кислов А.И., Ломтев Е.А. Определение плотности костной ткани методом косвенных совокупных измерений. Современные проблемы науки и образования. 2012;1:84.
  2. Колпинский Г.И., Захаров И.С., Коков А.Н., Короткевич А.А. Использование однофотонной эмиссионной компьютерной томографии в комплексной оценке остеопоротических изменений. Политравма. 2015;3:54-57.
  3. Петренко К.А. Перспективные методы рентгенологического исследования в стоматологии. Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2016;4:1:32-35.
  4. Черноморченко Н.С., Соколович Н.А. Современные компьютерные технологии в ортопедической стоматологии: современное состояние и перспективы. Современная медицина: актуальные вопросы. 2017;3(55):58-64.
  5. Фролов О.О., Тимченко П.Е., Тимченко Е.В., Писарева Е.В. Исследования состава гидроксиапатита методом спектроскопии комбинационного рассеяния. В сборнике: XIV Всероссийский молодежный Самарский конкурс-конференция научных работ по оптике и лазерной физике. Сборник трудов конференции. 2016;457-463.
  6. Чайковская И.В., Чистолинова Л.И. Гистологическое строение костной ткани после локального термического повреждения. Морфологический альманах им. В.Г. Ковешникова. 2018;16(2):54-57.
  7. Зеличенко Е.А., Гузеев В.В., Ковальская Я.Б., Гурова О.А., Гузеева Т.И. Сравнительный анализ свойств порошков гидроксиапатита, полученных различными методами. Перспективные материалы. 2018;5:41-49.
  8. Миронова К.В., Захарова Д.А. Экспериментальное определение морфологических изменений костной ткани. В сб.: Студенческая наука и медицина XXI века: традиции, инновации и приоритеты. Сборник материалов ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет». 2015;162.
  9. Изосимова А.Э. Морфологические изменения костной ткани в условиях репаративной регенерации при применении интрамедуллярных фиксаторов с покрытием нитридами титана и гафния. Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2016;1(57):59-61.
  10. Цяо Г., Гольдберг О.А., Лепехова С.А., Тишков Н.В., Селиверстов П.В., Гуманенко В.В., Ахмедов А.Е. Характеристика изменений костной ткани в зоне дефекта в условиях нарушенной репаративной регенерации. Гений ортопедии. 2014;3:77-81.