Современное состояние проблемы нейросифилиса в Ростовской области

Авторы:
  • Д. В. Темников
    ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия; ГБУ Ростовской области «Кожно-венерологический диспансер», Ростов-на-Дону, Россия
  • В. Е. Темников
    ГБУ Ростовской области «Кожно-венерологический диспансер», Ростов-на-Дону, Россия
  • Б. И. Марченко
    ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет» Минобрнауки России, Ростов-на-Дону, Россия
  • М. А. Гомберг
    ГБУЗ «Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии» Департамента здравоохранения города Москвы, Москва, Россия
Журнал: Клиническая дерматология и венерология. 2019;18(4): 405-411
Просмотрено: 759 Скачано: 32

Актуальность проблемы

В Российской Федерации (РФ) в 1990-х и начале 2000-х годов отмечался резкий рост заболеваемости сифилисом [1—3]. Ряд авторов считают, что причинами этого стали ухудшение экономической ситуации в стране, разрушение системы строго диспансерного учета больных венерическими заболеваниями, формирование плохо контролируемого рынка частных медицинских услуг, а также высокий уровень миграции населения, другие социальные факторы, последовавшие за распадом СССР [4—6].

В последнее время в РФ на фоне снижения заболеваемости сифилисом отмечается рост его поздних форм, в частности нейросифилиса (НС) [1, 2, 6, 7]. Такая ситуация стала основанием для изучения причин этого процесса, а также попыток выработки путей первичной и вторичной профилактики НС.

Вследствие ограниченности возможностей используемых методов исследований анализ заболеваемости НС как в целом по РФ, так и по отдельным ее территориям не позволяет дать ответ на ряд актуальных вопросов. В частности, сложно оценить полноту лечебных и организационных мероприятий, направленных на снижение заболеваемости НС, в том числе дифференцированно на отдельных территориях. Кроме того, нет данных об особенностях многолетней динамики НС, отсутствуют математические модели, позволяющие рассчитать среднесрочные прогнозы заболеваемости.

Цель исследования: изучить современное состояние и тенденции заболеваемости НС населения на примере Ростовской области, сформировать прогноз для оценки эффективности реализованных мероприятий профилактической и оздоровительной направленности.

Материал и методы

В работе использованы данные статистических отчетных форм за 1999—2017 гг. о зарегистрированных в Ростовской области случаях сифилиса (всего 46 321, в том числе 1157 случаев НС). Тенденции заболеваемости сифилисом и НС, расчет среднесрочного экстраполяционного прогноза оценивали за весь период, а среднемноголетние уровни заболеваемости (СМУ), соотношения отдельных клинических форм сифилиса, распределение по различным территориям — за период 2008—2017 гг. из-за низкой заболеваемости НС в 1999—2007 гг. (81 случай), а также вследствие отсутствия больных НС в отдельных территориях.

В эпидемиологических исследованиях оценивали уровень, структуру, динамику и пространственную характеристику заболеваемости Н.С. Использовали комплекс статистических методов, включая определение значимости различий относительных показателей частоты и структуры как на основе расчета t-критерия Стьюдента с процедурой φ*-углового преобразования Фишера, так и модифицированного метода Пригге для определения доверительных интервалов (Prigge, 1937 г.). Так как оценка заболеваемости по годовым показателям не выходит за рамки сопоставления случайных величин, при сравнительном анализе применены СМУ за период 2008—2017 гг. [8—10].

Изучение многолетней динамики проведено на основе процедуры регрессионного анализа с представлением порядкового номера года в динамическом ряду в виде независимой переменной (X), а показателей заболеваемости — в качестве функции времени (Y): Y=f (X). Подбор функции, наиболее подходящей для описания многолетней динамики с оценкой ее статистической значимости (p<0,05), выполнен построением линии тенденции методом наименьших квадратов; применялся набор, включающий линейную и три нелинейные функции — логарифмическую, степенную и экспоненциальную. Выбор аппроксимирующей функции основывался как на формально-статистических критериях (остаточная дисперсия, коэффициент корреляции между фактическими показателями и показателями тенденции), так и на логических представлениях об изучаемом процессе. Сопоставление прогнозов заболеваемости с фактическими ее показателями, полученными в ходе дальнейшего мониторинга, позволяет оценить эффективность реализованных оптимизационных мероприятий на основе принципа обратной связи [10,11].

Результаты

СМУ заболеваемости НС (А52.1—А52.3) за период 2008—2017 гг. составляет 2,38±0,94 на 100 тыс. населения (о/oooо), причем показатель в городах (2,66±0,44о/oooо) был в 1,3 раза выше, чем в сельских районах (1,99±0,89о/oooо). СМУ заболеваемости НС (А52.1-А52.3) городского населения колеблется в диапазоне от 0,50 ±0,47о/oooо в г. Шахты до 4,09±2,72о/oooо в г. Зверево, где рассматриваемый показатель в 1,54 раза выше среднего по городам.

Анализ ранговых мест сифилиса всего (А50—А53), НС (А52.1—А52.3) и сифилиса скрытого неуточненного как ранний или поздний (ССН) (А53.0) также позволил выявить некоторые закономерности. Ранговое место СМУ заболеваемости сифилисом всего (А50-А53) оказалось ниже такового при НС (А52.1—А52.3) в шести городах (Азов, Батайск, Гуково, Зверево, Новочеркасск, Ростов-на-Дону). В наибольшей степени такое соотношение исследуемых показателей отмечалось в областном центре Ростове-на-Дону и в г. Зверево: в Ростове-на-Дону — девятое ранговое место по сифилису всего (А50—А53) и второе по НС (А52.1—А52.3); в г. Зверево — седьмое ранговое место по сифилису всего (А50—А53) и первое место по НС (А52.1—А52.3). При этом в пяти городах (Волгодонск, Каменск-Шахтинский, Новошахтинск, Таганрог, Шахты) ранговое место СМУ заболеваемости сифилисом всего (А50—А53) оказалось существенно выше, чем ранговое место заболеваемости НС (А52.1—А 52.3). Наиболее показательными в этом отношении оказались города Новошахтинск — первое ранговое место по СМУ заболеваемости сифилисом всего (А50—А53) и шестое место по СМУ — НС (А52.1—А52.3); Таганрог — третье и десятое места; Шахты — пятое и двенадцатое места соответственно.

Представилось целесообразным сопоставить число ранговых мест сифилиса всего (А50-А53) и ССН (А53.0) в городах Ростовской области. Существенные различия при таком анализе выявлены в г. Шахты — пятое ранговое место СМУ заболеваемости сифилисом всего (А50—А53) и двенадцатое место СМУ заболеваемости ССН (А53.0). Оценка соотношения СМУ заболеваемости НС и суммарной заболеваемости сифилисом выявила следующие закономерности. В целом по Ростовской области соотношение составляет 1:11,2, в городах — 1:9,8, в сельских районах — 1:13,8. (табл. 1).

Таблица 1. Среднемноголетние уровни заболеваемости сифилисом и НС в Ростовской области за период 2008—2017 гг. (на 100 тыс. населения), о/oooо Примечание. СМУ±Δ0.05 — среднемноголетние уровни заболеваемости сифилисом на 100 тыс. населения (о/oooо) и их предельные ошибки (p<0,05).

Оценка доли отдельных клинических форм сифилиса показала, что структурная значимость НС (А52.1—А52.3) за последние 5 лет достоверно возросла: с 3,73±0,44 до 18,20±1,19% (р<0,05), что обусловило его переход с пятого на третье ранговое место. Обращает на себя внимание увеличение удельного веса ССН (А53.0) с 30,71±1,06 до 43,5±1,52%, ставшего приоритетным в структуре клинических форм сифилиса в 2013—2017 гг. (табл. 2).

Таблица 2. Структурная значимость отдельных клинических форм заболеваемости сифилисом населения Ростовской области за период 2008—2017 гг.

Для построения прогноза заболеваемости НС и общей заболеваемости сифилисом в Ростовской области нами был использован адаптированный метод нелинейного трендового анализа. Применялись унифицированные критерии интерпретации результатов [10, 11]. Использованный методический подход позволил выявить особенности многолетней динамики заболеваемости НС и сифилисом, сформировать их математические модели, а также рассчитать прогнозы заболеваемости НС и сифилисом в Ростовской области. Показано, что для исследованной группы населения изменения заболеваемости НС (А52.1—А52.3) с 2003 по 2017 г. (15 лет) могут быть охарактеризованы степенной кривой (Yt=0.116·X1.275), которая соответствует тенденции к росту (темп прироста в среднем +27,98% в год). Степенной тип тенденции многолетней динамики заболеваемости НС указывает на однонаправленный характер ее роста с постоянным ускорением и увеличением показателя абсолютного прироста тенденции к концу изучаемого периода. Одновременно с этим суммарная заболе-ваемость всеми клиническими формами сифилиса (А50—А53) соответствует логарифмической кривой с уравнением: Yt=80.551—53.492·log(X) (тенденция к снижению при среднегодовом темпе прироста тенденции 10,28%).

Логарифмический тип выявленной тенденции многолетнего изменения заболеваемости сифилисом в Ростовской области указывает на плавное снижение уровня общей заболеваемости сифилисом (А50—А53) с отрицательной величиной абсолютного прироста.

Полученные нами математические модели многолетней динамики заболеваемости НС и всех форм сифилиса явились статистически достоверными (р<0,01). Коэффициенты корреляции с фактическими данными о заболеваемости составили 0,847 (для НС) и 0,973 (для сифилиса всего). Такие результаты дали возможность составить экстраполяционный прогноз заболеваемости на 2018 и 2019 гг.: для НС (А52.1—А52.3) и всех клинических форм сифилиса (А50—А53). Для Н.С. — 3,97 и 4,29о/оооо (±0,43о/оооо, p<0,01), а для сифилиса всего — 16,14 и 14,73о/оооо (±2,67о/оооо, p<0,01) (табл. 3;

Таблица 3. Динамика заболеваемости сифилисом и НС населения Ростовской области в 1999—2017 гг. и среднесрочный экстраполяционный прогноз на 2018 и 2019 гг.
см. рисунок).
Динамика заболеваемости НС населения Ростовской области в 1999—2017 гг. и ее тенденция со среднесрочным экстраполяционным прогнозом на 2018 и 2019 гг.

Обсуждение и выводы

Таким образом, подтверждена высокая актуальность проблемы НС в Ростовской области, обусловленная увеличением частоты поздних поражений нервной системы на фоне устойчивой тенденции к снижению заболеваемости сифилисом в целом. Увеличилась доля НС в заболеваемости сифилисом до 18,2% при среднемноголетней частоте случаев за последние 10 лет 2,38о/оооо. Выявлена высокая вариабельность НС по отдельным территориям Ростовской области, что указывает на его недостаточно полное выявление, по-видимому, вследствие снижения эффек-тивности диагностических мероприятий. Так, в пяти городах области ранговое значение СМУ заболеваемости сифилисом было выше СМУ заболеваемости НС, что свидетельствует об относительно недостаточном уровне выявляемости. Напротив, в шести других территориях, включая областной центр — Ростов-на-Дону, — наблюдалась обратная тенденция, что свидетельствует о хорошей выявляемости Н.С. Анализ ранговых мест сифилиса всего (А50—А53) и ССН (А53.0) показал плохую выявляемость ССН (А53.0) в г. Шахты в отличие от остальных 11 городов Ростовской области. Обращает на себя внимание увеличение доли ССН (А53.0), что обусловило его приоритетное место в структуре клинических форм сифилиса за последние 5 лет. Оценка СМУ соотношения сифилиса всего и НС показала, что риск НС есть у каждого 11-го больного сифилисом, причем этот риск выше в городах (у 1 из 10 заболевших), чем в селе (у 1 из 14). Выявленные изменения однозначно указывают на существенный и достоверный рост в структуре заболеваемости сифилисом поздних его форм, что соответствует, по данным литературы, общероссийским тенденциям [1—5].

Построенные модели и определенные количественные параметры тенденций многолетней динамики заболеваемости НС (А52.1—А52.3), среднегодовой темп прироста которой составляет +27,98%, позволили рассчитать среднесрочные прогнозы заболеваемости НС и общей заболеваемости сифилисом в Ростовской области. Кроме того, использованные методы исследования динамики заболеваемости НС позволяют ретроспективно оценивать эффективность организационных и лечебно-профилактических мероприятий по выявлению этого заболевания в Ростовской области.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — М.А. Гомберг

Сбор и обработка материала — Д.В. Темников, Б.И. Марченко

Статистическая обработка — Б.И. Марченко, Д.В. Темников

Написание текста — Д.В. Темников, Б.И. Марченко

Редактирование — М.А. Гомберг, В.Е. Темников

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Authors’ contributions:

The concept and design of the study — M.A. Gomberg

Collecting and interpreting the data — D.V. Temnikov, B.I. Marchenko

Statistical analysis — B.I. Marchenko, D.V. Temnikov

Drafting the manuscript — B.I. Marchenko, D.V. Temnikov

Revising the manuscript — M.A. Gomberg, V.E. Temnikov

The authors declare no conflict of interest.

Сведения об авторах

Темников Д.В. — https://orcid.org/0000-0002-4896-4103

Темников В.Е. — https://orcid.org/0000-0002-1200-3853

Марченко Б.И. — http://orcid.org/0000-0001-6173-329

Гомберг М.А. — https://orcid.org/0000-0002-1070-5229

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Темников Д.В., Темников В.Е., Марченко Б.И., Гомберг М.А. Современное состояние проблемы нейросифилиса в Ростовской области. Клиническая дерматология и венерология. 2019;18(4):-410. https://doi.org/10.17116/klinderma201918041

Автор, ответственный за переписку: Темников Д.В. —
e-mail: temnikovdmitry16@gmail.com

Список литературы:

  1. Катунин Л.Г., Мелехина Л.Е., Фриго Н.В. Нейросифилис: эпидемио- логия, патогенез, клиника, лабораторная диагностика. Вестник дерматологии и венерологии. 2013;5:40-49.
  2. Потекаев Н.Н., Фриго Н.В., Алмазова А.А., Лебедева Г.А. Эпидемиология сифилиса в современных условиях. Клиническая дерматология и венерология. 2015;1:22-34. https://doi.org/10.17116/klinderma2015122-34
  3. Khairullin R, Vorobyev D, Obukhov A, Kuular UH, Kubanova A, Kubanov A, Unemo M. Syphilis epidemiology in 1994—2013, molecular epidemiological strain typing and determination of macrolide resistance in Treponema pallidum in 2013—2014 in Tuva Republic, Russia. APMIS, 124 (2016):595-602. https://doi.org/10.1111/apm.12541
  4. Баткаева Н.В. Эпидемиологические особенности сифилитической инфекции в настоящее время. Практическая медицина 2009;(37):84-93.
  5. Шубина А.С. Эпидемиологические аспекты заболеваемости нейросифилисом. Международный журнал экспериментального образования 2016;(4):427-429.
  6. Syphilis among intravenous drug-using population: epidemiological situation in St Petersburg, Russia. (2002). International Journal of STD & AIDS. 13(9),618-623. https://doi.org/10.1258/09564620260216326
  7. Уфимцева М.А., Малишевская Н.П., Сырнева Т.А. Клинико-эпидемиологические особенности сифилиса на территориях Урала, Сибири и Дальнего Востока. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. 2009;2(2):68-73.
  8. Беляков В.Д., Дегтярев А.А., Иванников Ю.Г. Качество и эффективность противоэпидемических мероприятий. Л.: Медицина. 1981;304.
  9. Урбах В.Ю. Биометрические методы (статистическая обработка опытных данных в биологии, сельском хозяйстве, медицине). М.: Наука. 1964;415.
  10. Марченко Б.И. Здоровье на популяционном уровне: статистические методы исследования. Таганрог: изд-во «Сфинкс». 1997;432.
  11. Сепетлиев Д. Статистические методы в научных медицинских исследованиях. М.: Медицина. 1968;420.