Эффективность дифференцированного применения физиобальнеотерапии при пограничных психических расстройствах у матерей детей c церебральным параличом

Авторы:
  • Е. А. Крадинова
    ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского», Симферополь, Республика Крым, Россия
  • Е. Д. Мошкова
    ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского», Симферополь, Республика Крым, Россия
  • Е. В. Назарова
    ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского», Симферополь, Республика Крым, Россия
Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2019;96(3): 16-24
Просмотрено: 1017 Скачано: 80

Обоснование

Рождение ребенка с отклонениями в развитии — колоссальная психологическая травма для всей семьи и в первую очередь для матерей, которые чувствуют себя ответственными за проблемы ребенка больше, чем другие члены семьи, что влечет за собой деформацию как внутрисемейных отношений, так и при взаимодействии семьи с окружающим социумом [1—8]. Психологические расстройства матерей различны по интенсивности: от острого проявления до хронического непсихотического расстройства, при этом большинство матерей вынуждены полностью менять свою жизнь, пренебрегать собственными социальными потребностями [9, 10]. Данные литературы по оценке психологического статуса матерей, воспитывающих детей с детским церебральным параличом (ДЦП), указывают на высокий уровень тревоги и депрессии у них в сравнении с матерями здоровых детей [11].

Одним из путей коррекции психических расстройств у матерей является возможность проведения одновременного с детьми восстановительного лечения в условиях санатория. В научных исследованиях показаны эффективность и безопасность транскраниальной магнитотерапии (ТкМТ), что обосновывает применение этого современного физиотерапевтического метода в комплексном лечении мате-рей, воспитывающих детей с ДЦП [12]. Кроме того, приезд в санаторий позитивно влияет на психологическое состояние семьи: снижает остроту фрустрации от длительного лечения, не всегда дающего удовлетворительный результат; меняет психологический стереотип социально-бытового взаимодействия семьи с окружающей средой; позволяет матери отвлечься от некоторых обязанностей по уходу. В то же время совместное пребывание с ребенком вне привычной бытовой ситуации создает условия для совер-шенствования взаимоотношений ребенка и матери [7, 8].

Цель исследования — изучить эффективность санаторно-курортного лечения, ориентированного на психологическую коррекцию матерей, сопровождающих детей с ДЦП в санаторий.

Материал и методы

Методологической основой работы стало проведение рандомизированных контролируемых клинических исследований среди матерей, воспитывающих детей, больных ДЦП, в целях коррекции пограничных психических расстройств (ППР) с применением критериев включения и невключения, с соблюдением прав пациентов, согласно Хельсинкской декларации 1975 г. с поправками от 2005 г.

Санаторно-курортная реабилитация детей, больных ДЦП, проходила в сопровождении матерей, которым были проведены комплексное обследование и санаторно-курортное лечение на базе санатория «Приморье» (Евпатория) — филиала ГУП РК «СОК «Руссия» (2013—2016). В исследование были включены матери, воспитывающие детей с ДЦП (n=151); средний возраст женщин составлял 35,6±5,7 года. Контрольную группу (КГ) составили матери, имеющие здоровых детей (n=45) в идентичной возрастной категории (средний возраст — 32,9±1,3 года). Обследование проводили перед началом санаторно-курортного лечения и по окончании курса терапии.

Критерии включения:

— матери, страдающие ППР, воспитывающие детей с ДЦП;

— возраст матерей до 42 лет;

— отсутствие органического поражения головного мозга, без зависимости от психоактивных веществ;

— отсутствие климактерических признаков.

Критерии невключения:

— матери, получающие системные антипсихотические препараты;

— общепринятые противопоказания к назначению бальнеоароматерапии, магнитотерапии.

Для определения психометрических и личностных особенностей у матерей, воспитывающих детей, больных ДЦП, применяли: стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ-мини в адаптации (Л.Н. Собчик) [13]; опросник САН (самочувствие, активность, настроение) [14]; тест Спилбергера—Ханина [15]; шкалу депрессии в адаптации Т.И. Балашовой [16].

В зависимости от методик санаторно-курортного лечения обследуемые были разделены на две группы: основную и группу сравнения.

Основная группа (ОГ) (n=103) получала общий санаторно-курортный комплекс, групповую психотерапию, бальнеоароматерапию, ТкМТ.

Бальнеоароматерапию проводили с использованием минеральной воды из скважины № 6-РК на территории санатория «Приморье». Дополнительно использовали жидкий аромаконцентрат «Валериана с бромом» компании «Balneomed», произведенный по заказу и под контролем ООО «АрБиПи» (Россия), разрешенный к применению Государственным комитетом по стандартизации Российской Федерации (декларация о соответствии ТС №RU Д-RU.АГ96.В.07509 от 18.01.16). Хлоридные натриевые ванны с минерализацией 20 г/дм3 с фиксированной дозировкой 25 мл жидкого концентрата для ванн «Валериана с бромом» на 200 л воды назначали через день при температуре воды 36—37 °С, продолжительность до 15 мин. Курс включал 8 процедур.

Магнитотерапию назначали по транскраниальной методике (аппарат ДИАМАГ (АЛМАГ-03), регистрационное удостоверение №ФСР 2012/13599 от 29.06.12, производитель — компания «ЕЛАМЕД»): локализация излучателя на голове с расположением кабелей ввода в затылочной области и захватом крайними индукторами лобной части. Рабочая поверхность излучателя с маркировкой «N» (северный полюс) обращена в сторону волосистой части головы, магнитная индукция 10 мТл. Процедуры № 1—5 проводили с частотой колебаний магнитного поля от 1 до 5 Гц. Процедуры № 6—10 проводили одиночными импульсами с частотой 7—10 Гц, длительность импульса 100 мкс. Продолжительность процедуры составляла до 20 мин, проводили 1 раз в день во второй половине дня, курс лечения до 10 ежедневных процедур.

Группа сравнения (ГС) (n=48) получала общий санаторно-курортный комплекс, групповую психотерапию. Общий санаторно-курортный комплекс включал санаторный режим, диету № 15, климатотерапию, дозированную лечебную ходьбу.

Продолжительность санаторно-курортного лечения составляла 18 дней.

Статистическую обработку полученных данных выполняли с помощью программного пакета Statistica 6.0 («StatSoft, Inc.», США). При нормальном распределении результаты представляли в виде среднего арифметического и его ошибки (M±m), в остальных случаях — в виде медианы и значений I и III квартилей (Me [QI—QIII]). При сравнении изменений изучаемых показателей в динамике лечения использовали T-критерий согласованных пар Вилкоксона. Различия считали статистически значимыми при р<0,05. Анализ таблиц сопряженности выполняли с использованием критерия согласия χ2 Пирсона. Для анализа взаимных связей между показателями применяли корреляционный анализ.

Результаты

Среди наиболее распространенных форм ППР были: у 54 (35,8%) матерей — смешанное тревожное и депрессивное расстройство (код по Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) — F41.2), у 52 (34%) — соматоформная вегетативная дисфункция (код по МКБ-10 — F45.3), у 19 (12,6%) — социальные фобии (код по МКБ-10 — F40.2), у 15 (9,9%) — легкий депрессивный эпизод (код по МКБ-10 — F32.0), у 11 (7,3%) — дистимия (код по МКБ-10 — F34.1). У 80 (52,9%) матерей выявлены симптомы депрессии, проявляющиеся тревожно-депрессивным синдромом у 49 (32,4%), депрессивно-ипохондрическим синдромом — у 31 (20,5%) женщины. Ипохондрическая симптоматика в сочетании с дорсопатией шейно-грудной локализации отмечалась у 54 (35,7%) матерей, 68 (45,0%) женщин предъявляли жалобы на эпизодическую головную боль напряжения.

Психотравмирующие факторы играли большую роль и были свойственны подавляющему большинству — 138 (91,6%) матерям, причем значение имели не столько острые психотравмы, сколько хронические, связанные с поликомпонентной ситуацией, фрустрацией, ограничениями, снижающими качество жизни. Определены данные по зависимости длительности заболевания и возраста матерей, при этом у женщин старше 30 лет и длительности заболевания ребенка более 7 лет выявлены более выраженные пограничные нарушения психической сферы (p<0,01). Все эти обстоятельства способствовали формированию различных вариантов психопатологических расстройств.

Соматический компонент ППР проявлялся психовегетативным синдромом у 52 (34,4%) матерей, жалобами на нарушения сна (астеноагрипнический синдром) — у 58 (38,4%) женщин. У 80 (52,9%) матерей имелась психопатологическая симптоматика, квалифицировавшаяся как депрессивная, в рамках которой были выделены 2 варианта: тревожно-депрессивный синдром — у 49 (32,5%) матерей, депрессивно-ипохондрический синдром — у 31 (20,5%) женщины.

У 54 (35,7%) матерей были выявлены клинические изменения, ассоциированные с дорсопатией шейно-грудной локализации. Преобладала головная боль астенического характера, возникающая к концу или в середине дня, количество болевых дней составило 1,9 (0,78—2,2) дня в неделю. Мигренеподобные головные боли провоцировались психоэмоциональной нагрузкой у 23 (34%), депривацией сна — у 8 (12%), метеочувствительностью — у 5 (8%) матерей.

Наиболее часто встречающиеся стержневые социальные и экономические позиции матерей, воспитывающих детей, больных ДЦП, отражены в табл. 1.

Таблица 1. Стержневые социальные и экономические позиции матерей, воспитывающих детей с ДЦП
Социальный статус матерей, воспитывающих детей с ДЦП, характеризовался высоким уровнем разводов — в 78 (51,6%) семьях. Матери с высшим образованием, работающие по специальности, составили 12,6% (n=9), со средним образованием, работающие по специальности, —15,9% (n=24), матери-домохозяйки —10,6% (n=16).

Для объективизации связи соматического и психического факторов анализировали результаты теста дифференцированной самооценки функционального состояния — теста САН. Исходная самооценка функционального состояния была низкой и составляла по шкале самочувствия 3,74±0,13 балла. Снижение уровня самочувствия, отражающего соматическое состояние, сопровождалось изменением настроения, что свидетельствовало об устойчивых дезадаптивных условиях жизни. Отмечалось повышение уровня реактивной тревожности (РТ) у 18 (12%) матерей (31,11±1,58 балла). Повышение уровня личностной тревожности (ЛТ) определено у 49 (32,7%) матерей (45,40±1,53 балла).

Критерии эффективности проведенного лечения включали степень регресса субъективных и объективных психологических и клинико-функциональных изменений.

Определено, что в процессе санаторно-курортного лечения интенсивность жалоб, предъявляемых женщинами до начала лечения, значимо снизилась (табл. 2).

Таблица 2. Динамика жалоб у матерей с ППР (M±m), баллы Примечание. * — различия между показателями до и после лечения статистически значимы (p<0,05).

В процессе проведенного лечения статистически достоверно (p<0,05) уменьшилась выраженность головной боли в ОГ: с 0,68±0,09 до 0,25±0,12 балла; в обеих группах снизились нарушения сна и повысилось качество ночного сна за счет улучшения засыпания и уменьшения количества ночных пробуждений: с 0,78±0,11 до 0,52±0,12 балла в ГС и с 0,82±0,11 до 0,42±0,13 балла в ОГ; позитивные изменения в эмоционально-волевой сфере были отмечены только в ОГ: с 0,82±0,11 до 0,52±0,11 балла. Субъективно пациенты отмечали выраженный эффект в виде улучшения общего эмоционального фона, физической работоспособности за счет уменьшения симптомов, характерных для дорсопатии, — боли в шее, боли в межлопаточной области.

Проведенные исследования подтвердили, что изменение интенсивности головных болей способствовало снижению склонности к ипохондрическим фиксациям и уровня тревоги при улучшении психологического статуса по шкале СМИЛ-мини (табл. 3).

Таблица 3. Динамика профилей СМИЛ-мини у матерей в процессе применения различных лечебных комплексов (M±m), баллы Примечание. В методике СМИЛ-мини свойства личности по показателям «мужественность—женственность» (М) и социальной инверсии (шкала 5) не определяются; * — статистически значимые различия показателей до и после лечения (р<0,01); # — статистически значимые различия показателей между группами после лечения (р<0,01).

При сравнительном анализе показателей по профилю СМИЛ-мини в процессе лечения (см. табл. 3) определено достоверно более выраженное (р<0,01) уменьшение суммарного показателя изменения по шкале 1 (ипохондрия): с 74,60±7,52 до 52,91±4,04 балла в ГС и с 75,77±5,16 до 48,04±4,86 балла в ОГ; по шкале 6 (паранойяльность): с 78,58±7,94 до 67,41±9,90 балла в ГС; с 79,70±4,47 до 47,62±5,74 балла в ОГ.

Подобные (p<0,01) изменения показателей до и после лечения определены только в ОГ по шкале 2 (депрессия): с 78,27±5,95 до 46,97±4,44 балла; по шкале 3 (истерия) с 77,50±4,26 до 47,62±5,68 балла; по шкале 4 (психопатия) с 74,47±4,44 до 49,45±5,57 балла; по шкале 7 (психастения) с 75,47±7,76 до 48,83±4,97 балла; по шкале 8 (шизоидность) с 76,47±7,75 до 52,29±7,85 балла.

После лечения самооценка функционального состояния по тесту САН в целом и его отдельных компонентов достоверно (р<0,01) повысилась (табл. 4).

Таблица 4. Показатели тестов САН, дифференцированной самооценки тревожности Спилбергера—Ханина, депрессии (M±m), баллы Примечание. * — статистически достоверные различия при сравнении результатов до и после лечения (р<0,01).

Однако матери в ОГ выше оценивали свое самочувствие, активность и настроение. Причем усредненный показатель самочувствия в данной группе был достоверно (р<0,01) выше, чем в КГ: 4,96±0,11 и 4,11±0,04 балла соответственно.

В процессе лечения по мере улучшения клинического статуса у матерей с ППР наблюдалось снижение Р.Т. Показатели тревожности значимо снижались на фоне бальнеоароматерапии и ТкМТ (с 32,11±1,02 до 24,75±0,78 балла; р<0,01).

В сравнительном аспекте в процессе санаторно-курортного лечения определено снижение ЛТ: в ГС — до 40,93±1,81 балла; в ОГ — до 33,39±1,19 балла. Однако показатели ЛТ улучшились только в ОГ (р<0,01). В процессе санаторно-курортного лечения наблюдалось снижение уровня депрессии в обеих группах (шкала депрессии, адаптированная Т.И. Балашовой) с наиболее выраженным результатом в ОГ, что достоверно отличалось (р<0,01) от данного показателя у матерей ГС.

Обсуждение

Проведенное комплексное санаторно-курортное лечение в двух группах вызвало по ряду изучаемых параметров однонаправленную положительную динамику.

Определено достоверное увеличение числа матерей, имеющих положительную динамику (p<0,05) по следующим симптомам: головная боль (ОГ); нарушение сна — за счет улучшения засыпания и уменьшения количества ночных пробуждений (ГС, ОГ); изменения в эмоционально-волевой сфере (ГС, ОГ); снижение работоспособности; боль в шее (ОГ); боль в межлопаточной области (ОГ).

По профилю СМИЛ-мини в процессе лечения определено уменьшение суммарных показателей изменений по шкалам 1 (ипохондрия) и 6 (паранойяльность). Более выраженные изменения по усредненным показателям до и после лечения получены в ОГ по шкале 2 (депрессия): с 78,27±5,95 до 46,97±4,44 балла (р<0,05); по шкале 3 (истерия): с 77,50±4,26 до 47,62±5,68 балла (р<0,05); по шкале 4 (психопатия): с 74,47±4,44 до 49,45±5,57 балла (р<0,05); по шкале 7 (психастения): с 75,47±7,76 до 48,83±4,97 балла (р<0,01); по шкале 8 (шизоидность): с 76,47±7,75 до 52,29±7,85 балла и достигли показателей КГ (51,55±4,45 балла).

Благоприятное воздействие санаторно-курортного комплекса на показатели психологического статуса матерей, снижение интенсивности головной боли подтверждались при изучении корреляционных структур. Проведенный анализ показал, что в ОГ наб-людались достоверные (p<0,01) корреляционные взаимосвязи показателей по 1-й (r=0,34), 6-й (r=0,41) и 7-й (r=0,37) шкалам СМИЛ-мини.

Данные исследования подтвердили снижение интенсивности головных болей, склонности к ипохондрическим фиксациям и уровня тревоги при улучшении психологического статуса. При этом у больных, получивших лечение в ГС, тревожно-депрессивные изменения и ригидность (3-я, 4-я и 8-я шкалы теста) оказались недостаточно значимыми.

В процессе лечения по мере улучшения клинических показателей у матерей наблюдалось снижение Р.Т. Показатели тревожности значимо снижались в ОГ на фоне применения хлоридных натриевых ванн с минерализацией 20 г/дм3 с концентратом для ванн «Валериана с бромом» и ТкМТ с 32,11±1,02 до 24,75±0,78 балла (р<0,01). Показатели Л.Т. также улучшились в данной группе (р<0,01). Это свидетельствовало об уменьшении воздействия психологического фактора риска, изменении стереотипов восприятия сложных жизненных ситуаций при преобладании повышенной тревожности.

Установлено снижение выраженности депрессии у 36,4% матерей в ОГ и у 7% матерей в Г.С. Снижению показателей депрессии способствовали методы психотерапии, физиобальнеолечения, особенно при их комплексном применении с ТкМТ.

При индивидуальном анализе наиболее чувствительными к комплексу бальнео- и магнитототерапии по транскраниальной методике оказались пациенты, страдающие соматоформной дисфункцией вегетативной нервной системы, фобическим тревожным расстройством. Достоверные различия в динамике психодиагностических показателей по параметрам тревоги в исследуемых группах (р<0,01) на фоне проводимой физиотерапии обусловливают противотревожный, седативный и вегетостабилизирующий эффекты в О.Г. Также на фоне процедур ТкМТ и бальнеоароматерапии у 18 (32,7%) матерей отмечено повышение чувствительности к проводимой психотерапии (увеличение сонливости, стабилизация соматического и психического состояний).

Заключение

Установлено, что у матерей, воспитывающих детей, больных ДЦП, длительное эмоциональное напряжение, снижение психологического резерва (по данным методики СМИЛ-мини) способствуют формированию психопатологических расстройств — психовегетативному синдрому (34,4%), астеноагрипническому синдрому (38,4%), синдрому депрессии (52,9%).

Санаторно-курортное лечение матерей способствовало улучшению их психологического состояния, уменьшению частоты и выраженности головной боли, головокружения, изменений в эмоционально-волевой сфере, повышению качества ночного сна. Хлоридные натриевые бромные ванны с жидким аромаконцентратом «Валериана с бромом» в комплексе с ТкМТ показаны при легком депрессивном эпизоде (код по МКБ-10 — F32.0), смешанном тревожном и депрессивном расстройстве (код по МКБ-10 — F41.2), проявлениях дорсопатии. Общий санаторно-курортный комплекс, психотерапию назначают матерям при дистимии (код по МКБ-10 — F34.1), невротических проявлениях (социальные фобии (код по МКБ-10 — F40.2)), легких сенситивных нарушениях.

Применение ТкМТ в комплексе с бальнеоарома- и психотерапией способствовало повышению клинико-функциональных резервов организма в течение 6—8 мес, сохранению психологической адаптации матерей в 54,7% случаев и рекомендовано при смешанном тревожном и депрессивном расстройстве (код по МКБ-10 — F41.2), соматоформной вегетативной дисфункции (код по МКБ-10 — F45.3) в сочетании с неврологической симптоматикой, ассоциированной с дорсопатией шейно-грудной локализации. Наиболее эффективным считается индивидуальный подход при одновременном лечении матерей и детей, больных ДЦП, в условиях санатория.

Дополнительная информация

Участие авторов: концепция и дизайн исследования, редактирование — Е.А. Крадинова; сбор и обработка материала, статистическая обработка данных — Е.В. Назарова, Е.Д. Мошкова; написание текста — Е.А. Крадинова, Е.Д. Мошкова.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Крадинова Е.А. — д.м.н., проф.; https://orcid.org/0000-0003-4659-5823; e-mail: kradinova2007@rambler.ru

Назарова Е.В. — к.м.н.; https://orcid.org/0000-0003-0194-9149

Мошкова Е.Д. — https://orcid.org/0000-0002-5960-1738; e-mail: moshkova_kat@yahoo.com

Автор, ответственный за переписку:

Мошкова Екатерина Дмитриевна — https://orcid.org/0000-0002-5960-1738; e-mail: moshkova_kat@yahoo.com

Список литературы:

  1. Мифтахова Л.Р. Качество жизни семей, воспитывающих детей с ментальной инвалидностью. Здоровье российского общества в XXI веке: социологические, психологические и медицинские аспекты: Сборник материалов X Международной научной конференции «Сорокинские чтения». Электронное издание. М.: Издательство Московского университета; 2016. http://www.socio.msu.ru/documents/science/Sorokinskie_sbornik__2016.pdf]
  2. Heiman T. Parents of children with disabilities: Resilience, coping and future expectations. J Dev Phys Disabil. 2002;14(2):159-171.
  3. Масленников Е.В. Использование экспертного знания в технологии социологического исследования здоровья и качества жизни российских граждан. Здоровье российского общества в XXI веке: социологические, психологические и медицинские аспекты: Сборник материалов X Международной научной конференции «Сорокинские чтения». Электронное издание. М. 2016. http://www.socio.msu.ru/documents/science/Sorokinskie_sbornik__2016.pdf
  4. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. М.: Медицина; 2000.
  5. Бородин В.И. Интернозологическая диагностика в пограничной психиатрии. Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2017;9:3(44):3. http://mprj.ru/archiv_global/2017_3_44/nomer02.php
  6. Пономаренко Г.Н. Физическая и реабилитационная медицина: фундаментальные основы и клиническая практика. Физиотерапия, бальнеология и реабилитация. 2016;15(6):284-289.
  7. Куликов А.Г., Воронина Д.Д. Возможности общей магнитотерапии в лечении и реабилитации (обзор). Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2016;2:48-52. https://doi.org/10.17116/kurort2016248-52
  8. Луферова Н.Б., Кончугова Т.В., Гусакова Е.В. Теоретические аспекты современной магнитобиологии и магнитотерапии. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2011;3:52-56.
  9. Sajedi F, Alizad V, Malekkhosravi G, Karimlou M, Vameghi R. Depression in mothers of children with cerebral palsy and its relation to severity and type of cerebral palsy. Acta Med Iran. 2010;48(4):250-254. http://acta.tums.ac.ir/index.php/acta/article/view/4041
  10. Kumar R, Lakhiar MA, Lakhair MA. Frequency and Severity of Depression in Mothers of Cerebral Palsy Children. Journal of Liaquat University of Medical & Health Sciences. 2016;15(03):147-151. http://www.lumhs.edu.pk/jlumhs/Vol15No03/pdfs/10.pdf
  11. Unsal-Delialioglu S, Kaya K, Ozel S, Gorgulu G. Depression in mothers of children with cerebral palsy and related factors in Turkey: a controlled study. International Journal Rehabilitation Research. 2009;32(3):199-204. https://doi.org/10.1097/MRR.0b013e32832607b6
  12. Орехова Э.М., Кончугова Т.В., Кульчицкая Д.Б., Корчажкина Н.Б., Егорова Л.А. Современные подходы к применению трансцеребральной магнитотерапии при артериальной гипертензии. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2016;3:53-56. https://doi.org/10.17116/kurort2016353-55
  13. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ. СПб.: Речь; 2000.
  14. Психологические тесты. Под ред. Карелина А.А. М. 2001;2:130-143.
  15. Ханин Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера. Л.: ЛенНИИ физич. культуры; 1976.
  16. Кабанов М.М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. СПб: Наука; 1983.