Эмоционально-личностная сфера пациентов с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью

Авторы:
  • О. И. Одарущенко
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии» Минздрава России, Москва, Россия
Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2019;96(3): 25-30
Просмотрено: 1985 Скачано: 115

В современных условиях жизни увеличивается нагрузка на эмоциональную сферу человека, заставляя его организм работать на пределе адаптационных возможностей [1]. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), развивающаяся на фоне эмоционально-стрессовых ситуаций, приобретает все более значительную роль в широкой врачебной практике [2, 3].

Актуальность проблемы ГЭРБ заключается не только в ее высокой распространенности и наличии типичных симптомов, ухудшающих качество жизни больных, но также в частом возникновении нетипичных клинических проявлений, затрудняющих диагностику ГЭРБ и приводящих к гипердиагностике некоторых заболеваний, например ишемической болезни сердца. Многочисленными работами установлена роль определенных психологических переменных в возникновении у пациентов с ГЭРБ тошноты, рвоты и изжоги. Между тем выявление такой связи не объясняет целый ряд случаев заболеваемости ГЭРБ, особенно у лиц молодого возраста [1—4].

Кроме этого, до настоящего времени остаются недостаточно изученными роль личности и особенности эмоциональной сферы в развитии и клиническом течении ГЭРБ.

Большая часть исследований по изучению психологических факторов, включенных в этиопатогенез данного заболевания, посвящена проблеме эмоций. В целом ряде исследований психоэмоциональные особенности человека оказались очень значимыми в возникновении у пациентов с ГЭРБ тошноты, рвоты и изжоги [5, 6]. Широко распространены психогенные нарушения моторики пищевода. В первую очередь это атония пищевода, которая может быть тотальной или сегментарной, наиболее ярким проявлением чего служит недостаточность кардиального сфинктера.

В работах многих авторов подчеркивается, что у данной категории пациентов обнаружены склонность к высокой частоте невротических и психопатических расстройств с депрессивными, тревожными и ипохондрическими тенденциями, преобладание дезадаптивных типов личностного реагирования на течение болезни — тревожного, ипохондрического, неврастенического, меланхолического, которые можно рассматривать в качестве эмоционально-личностных особенностей, предрасполагающих к желудочно-кишечным заболеваниям [6—9].

Однако исследования преимущественно проводились в отношении пациентов с уже имеющимися выраженными симптомами заболевания, с которыми они обращались за медицинской помощью. Исследования, посвященные изучению эмоциональных особенностей пациентов, которым впервые ставился диагноз, единичны. Результаты изучения отдельных психологических особенностей пациентов с ГЭРБ оказались противоречивыми. Одни авторы считают, что особенности эмоциональной сферы пациентов с ГЭРБ зависят от выраженности патологической симптоматики, другие это отрицают [2, 3].

Таким образом, до последнего времени недостаточно изученными остаются психологические особенности этой категории больных, особенно молодого возраста. Данные о личностных особенностях и реакциях на заболевание у пациентов фрагментарны, что и определило цель и задачи настоящего исследования.

Цель исследования — изучить характеристики личности и особенности эмоциональной сферы пациентов с ГЭРБ для совершенствования диагностики и определения направлений психокоррекционной и реабилитационной работы.

Материал и методы

В качестве материала исследования были взяты протоколы экспериментально-психологического обследования пациентов с ГЭРБ. В исследовании приняли участие 136 человек в возрасте от 18 до 45 лет: 68 пациентов с установленным диагнозом ГЭРБ (К21), согласно критериям Международной классификации болезней 10-го пересмотра, и 68 клинически здоровых добровольцев (из слушателей факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки ГОУ ВО МО «Государственный социально-гуманитарный университет»). При этом гастроэзофагеальный рефлюкс с эзофагитом (К21.0) наблюдался у 11 человек, гастроэзофагеальный рефлюкс без эзофагита (К21.9) — у 57 пациентов. Средний возраст испытуемых 25,2±2,72 года. Мужчин было 5, женщин — 131. Высшее образование имели 129 человек, 7 были учащимися. Все испытуемые дали добровольное информированное согласие на участие в исследовании. Пациенты были распределены в группы методом стратификационной рандомизации. При этом основными прогностическими факторами были возраст и пол.

Для сравнения различий в выборках применяли метод описательной и непараметрической статистики — тест Манна—Уитни.

Психологическое обследование было проведено с помощью авторской компьютерной программы, включающей:

1) методику «Шкала состояний» (русскоязычная адаптация А.Б. Леоновой, 1984);

2) методику «Шкала дифференциальных эмоций» (русскоязычная адаптация А.Б. Леоновой и М.С. Капицы, 2003);

3) методику «Степень хронического утомления» А.Б. Леоновой и И.В. Шишкиной (модификация 2003 г.);

4) тест оценки уровня ситуационной и личностной тревожности Ч. Спилбергера [10, 11].

Результаты

Результаты изучения уровня субъективного комфорта (индекс субъективного комфорта — ИСК) в группе пациентов с ГЭРБ и в группе практически здоровых людей представлены на рис. 1.

Рис. 1. ИСК в группе пациентов с ГЭРБ и у здоровых лиц.

Сравнивая уровни субъективного комфорта в двух группах, можно говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются пониженным самочувствием, сниженным уровнем субъективного комфорта (41≤ИСКср.≤47), тогда как группу практически здоровых людей отличает нормальное самочувствие, приемлемый уровень субъективного комфорта (48≤ИСКср.≤54). Критерий Манна—Уитни для показателя ИСК в этих двух группах имеет значение 21 (Uэмп=21), что соответствует достоверности с уровнем значимости p≤0,01.

Результаты изучения профиля эмоций представлены ниже. Показателем положительных эмоций является индекс позитивных эмоций, характеризующий степень позитивного эмоционального отношения субъекта к наличной ситуации.

Сравнивая индекс позитивных эмоций в двух группах, можно было бы говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются более выраженной степенью положительных эмоций радости, удивления и интереса. Однако критерий Манна—Уитни для индекса позитивных эмоций в этих двух группах имеет значение 44 (Uэмп=44), что соответствует недостоверности полученных результатов.

Показателем негативных эмоций является индекс острых негативных эмоций, характеризующий степень общего негативного эмоционального отношения субъекта к наличной ситуации.

Сравнивая индекс острых негативных эмоций в двух группах, можно было бы говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются более выраженной степенью острых негативных эмоций горя, гнева, отвращения и презрения. Однако критерий Манна—Уитни для индекса острых негативных эмоций в этих двух группах имеет значение 30 (Uэмп=30), что соответствует недостоверности полученных результатов.

Результаты изучения выраженности тревожно-депрессивных эмоций (ТДЭМ) в группе пациентов с ГЭРБ и в группе практически здоровых людей представлены на рис. 2.

Рис. 2. ТДЭМ в группе пациентов с ГЭРБ и у здоровых лиц.

Сравнивая индекс ТДЭМ (ИТДЭМ) в двух группах, можно говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются более выраженной степенью эмоций страха, стыда и вины. Так, у пациентов с ГЭРБ 21≤ИТДЭМср.≤30, тогда как у здоровых лиц 12≤ИТДЭМср.≤20. Критерий Манна—Уитни для ИТДЭМ в этих двух группах имеет значение 19 (Uэмп=19), что соответствует достоверности полученных результатов с уровнем значимости p≤0,01.

Результаты изучения степени хронического утомления (ХРУ) у пациентов с ГЭРБ и у здоровых людей представлены на рис. 3.

Рис. 3. Степень ХРУ у пациентов с ГЭРБ и у здоровых лиц.

Сравнивая индекс ХРУ (ИХРУ) в двух группах, можно говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются сильной степенью ХРУ (37≤ИХРУср.≤47), тогда как в группе здоровых людей преобладают показатели индекса, соответствующие начальной степени ХРУ (18≤ИХРУср.≤26). Критерий Манна—Уитни для ИХРУ в этих двух группах имеет значение 15 (Uэмп=15), что соответствует достоверности полученных результатов с уровнем значимости p≤0,01.

Результаты изучения уровня ситуационной тревожности (индекс ситуационной тревожности — ИСТ) у пациентов с ГЭРБ и у здоровых людей представлены на рис. 4.

Рис. 4. Психоэмоциональная напряженность у пациентов с ГЭРБ и у здоровых лиц.

Сравнивая уровни психоэмоциональной напряженности в 2 группах, можно говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются высоким уровнем напряженности (45≤ИСТср.≤60), тогда как группу практически здоровых людей отличает умеренный уровень ситуационной тревожности, психоэмоциональная напряженность в пределах нормы (35≤ИСТср.≤44). Критерий Манна—Уитни для показателя ИСТ в этих двух группах имеет значение 15,5 (Uэмп=15,5), что соответствует достоверности с уровнем значимости p≤0,01.

Результаты изучения уровня личностной тревожности (индекс личностной тревожности — ИЛТ) у пациентов с ГЭРБ и у здоровых людей представлены на рис. 5.

Рис. 5. Личностная тревожность у пациентов с ГЭРБ и у здоровых лиц.

Сравнивая уровни личностной тревожности в двух группах, можно говорить о том, что пациенты с ГЭРБ характеризуются высоким уровнем личностной тревожности (45≤ИЛТср.≤60), тогда как группу практически здоровых людей отличает умеренный уровень личностной тревожности (35≤ИЛТср.≤44). Критерий Манна—Уитни для показателя ИЛТ в этих 2 группах имеет значение 15 (Uэмп=15), что соответствует достоверности с уровнем значимости p≤0,01.

Обсуждение

Полученные результаты свидетельствуют, что пациенты с ГЭРБ испытывают субъективный дискомфорт и часто плохо себя чувствуют (ИСКср.=43,6; p≤0,01), в «профиле эмоций» выражены относительно устойчивые индивидуальные переживания тревожно-депрессивного комплекса. Они испытывают беспокойство, подвержены страхам и чувству вины (ИТДЭМср.=22,8; p≤0,01).

На психофизиологическом уровне у пациентов с ГЭРБ выражены симптомы физиологического дискомфорта, включая признаки нарушений в цикле сон—бодрствование; снижено общее самочувствие и выражен когнитивный дискомфорт; наблюдаются нарушения в эмоционально-аффективной сфере, снижение мотивации и изменения в сфере социального общения (ИХРУср.=29,2; p≤0,01). Выраженность ИХРУ у пациентов с ГЭРБ свидетельствует о глубоких психологических нарушениях, соматизации негативных последствий ХРУ.

Пациентов с ГЭРБ отличают психоэмоциональная напряженность (ИСТср.=47,3; p≤0,01) и тревожное психическое состояние, в достаточной степени устойчивое и длительное, переходящее в свойство личности, которое становится фактором ее изменения (ИЛТср.=59,3; p≤0,01).

Экспериментально-психологическое исследование пациентов с ГЭРБ с помощью оригинальной разработанной авторами компьютерной программы позволяет говорить об актуальном эмоциональном состоянии данной категории больных.

В эмоционально-личностной сфере пациентов с ГЭРБ отмечаются следующие особенности: эмоциональная напряженность, когнитивный дискомфорт, нарушения в эмоционально-аффективной сфере, а также выражены эмоции страха и вины. Кроме этого, склонность к тревожным состояниям сочетается с повышенным контролем своего поведения. Таким образом, пациенты с ГЭРБ характеризуются наличием неврозоподобного радикала в структуре личности, склонностью к фиксации на своих соматических ощущениях и переживаниях. Вместе с тем у пациентов с ГЭРБ часто наблюдаются признаки выраженной и сильной степени ХРУ. В эмоциональной сфере этих больных в большей степени было выражено состояние стресса.

В исследовании удалось не только получить данные об особенностях актуального эмоционального состояния пациентов с ГЭРБ, но и качественно описать синдром ХРУ у них, что дает возможность использовать авторскую компьютерную программу для изучения данного заболевания на ранних этапах наряду с инструментальными и клиническими методами исследования.

Заключение

Таким образом, полученные результаты экспериментально-психологического обследования пациентов с ГЭРБ с помощью данной компьютерной программы позволяют более полно описать особенности эмоционально-личностной сферы этой кате-гории больных, конкретизировать психокоррекционные задачи при работе с этими пациентами, разработать систему психокоррекционных мероприятий с учетом выявленных особенностей эмоционально-личностной сферы, персонифицировать восстановительное лечение и реабилитацию, результаты которых во многом будут зависеть от адекватности лечебных комплексов, своевременности их назначения [12].

Диагностический комплекс можно использовать для изучения данной патологии на ранних этапах наряду с инструментальными и клиническими методами исследования.

Дополнительная информация

Конфликт интересов. Автор декларирует отсутствие конфликта интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

The author declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Одарущенко О.И. — к.психол.н.; https://orcid.org/0000-0002-0416-3558; e-mail: olgaodar@yandex.ru

Автор, ответственный за переписку:

Одарущенко Ольга Ивановна — https://orcid.org/0000-0002-0416-3558; e-mail: olgaodar@yandex.ru

Список литературы:

  1. Никольский С.Н. Роль эмоционально-стрессовых факторов в возникновении заболеваний ЖКТ у студентов-медиков. Проблеми екстремальної психіатрії: Матеріали науково-практичної конференції «Платоновські читання». Харків. 2000. Ссылка активна на 12.03.19. (In Russ.). Доступно по: http://www.psychiatry.ua/brief/paper019.htm
  2. Трофимов В.И., Безруков Ю.Н. Психосоматические аспекты лечения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Архив внутренней медицины. 2015;5:55-61.
  3. Джулай Т.Е., Чернин В.В., Воробьев С.А. Эмоционально-личностная сфера пациентов с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, ассоциированной с дуоденогастроэзофагеальным рефлюксом. Верхневолжский медицинский журнал. 2016;15:32-36.
  4. Бородин Д.С., Колбасников С.В., Кононова А.Г. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь: типичные проблемы терапии и пути их преодоления. Доктор.ру. 2016;1:14-18.
  5. Гришечкина И.А. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь — психосоматические аспекты. Фармация и фармакология. 2015;5:41-42.
  6. Ильина Л.В., Литаева М.П., Петраш В.В. Оценка психоневрологических проблем у больных с гастроэнтерологической патологией. Вестник медицинского института «РЕАВИЗ»: реабилитация, врач и здоровье. 2016;2:102-106.
  7. Беленков Ю.Н., Привалова Е.В., Юсупова А.О., Кожевникова М.В. Ишемическая болезнь сердца и рефлюкс-эзофагит: сложности дифференциального диагноза и лечения больных. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2011;3:4-12.
  8. Кашкина Е.И., Лякишева Р.В. Нарушения цикла сон—бодрствование как критерий прогнозирования очередного обострения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Саратовский научно-медицинский журнал. 2009;3:355-357.
  9. Морозов С.В., Кучерявый Ю.А. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь: формы заболевания и особенности их лечения. Лечебное дело. 2015;4:21-29.
  10. Леонова А.Б., Кузнецова А.С. Психологические технологии управления состоянием человека. М.: Смысл; 2009.
  11. Диагностика здоровья. Психологический практикум. Под ред. проф. Никифорова Г.С. СПб.: Речь; 2007.
  12. Оранский И.Е., Разумов А.Н., Федоров А.А. Системный подход к сохранению здоровья работников промышленных предприятий. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2016;4:20-23. https://doi.org/10.17116/kurort2016420-23