Возможности лечения вегетативных, когнитивных и эмоциональных расстройств у пациентов с астеническим синдромом при использовании препарата Рекогнан (Цитиколин)

Авторы:
  • С. А. Немкова
    ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия
  • Д. В. Семенов
    ФГБОУ ВО «Российский государственный социальный университет», Москва, Россия
  • Е. А. Петрова
    ФГБОУ ВО «Российский государственный социальный университет», Москва, Россия
  • Д. В. Савченко
    ФГБОУ ВО «Российский государственный социальный университет», Москва, Россия
  • Н. Н. Заваденко
    ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия
  • М. Ю. Возвышаева
    ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия
Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2019;119(7): 27-34
Просмотрено: 1098 Скачано: 52

По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2020 г. астенические проявления и депрессивные состояния по распространенности могут занять 2-е место после сердечно-сосудистых заболеваний [1]. Астению можно расценивать как универсальный защитный или компенсаторный механизм адаптации, который работает как в случае объективных нарушений (симптоматические астении), так и при предполагаемой или воображаемой угрозе (психогенные астении) [2, 3]. Клиническая картина астенических нарушений характеризуется большим полиморфизмом симптоматики, которая затрагивает различные сферы организма, ухудшая качество жизни и социальное функционирование больных [4—6].

Согласно многочисленным исследованиям [7—14], астеническому синдрому часто сопутствуют когнитивные и эмоциональные нарушения, расстройства вегетативной нервной системы и адаптации. В структуре когнитивных расстройств при астении преобладают нарушения концентрации внимания, снижение памяти и усвоения новой информации [15—17]. В ряде исследований [18—24] была установлена связь астении не только с когнитивными нарушениями, но и с тревогой, которая характеризуется повышенной чувствительностью как к ситуационным факторам, так и к эффекту препаратов со стимулирующим действием, что может проявляться усилением тревожных и вегетативных реакций и определяет особую актуальность поиска новых подходов к фармакотерапии данных состояний.

Известно, что наиболее важным нейромедиатором, влияющим на психические процессы в головном мозге, является ацетилхолин, при этом его недостаточность приводит к развитию когнитивного дефицита и психоэмоциональных расстройств. Одним из наиболее хорошо изученных и широко применяемых в неврологической практике лекарственных препаратов (ЛП), связанных с влиянием на ацетилхолин, является Цитиколин, который более 40 лет используется во многих странах для лечения мозгового инсульта, черепно-мозговой травмы, нейродегенеративных заболеваний, когнитивных нарушений инволюционного и сосудистого генеза, расстройств эмоциональной сферы, астенического синдрома [25—31]. Как показали результаты сответствующих рандомизированных исследований [32—37], Цитиколин обладает нейропротективными и нейрорепаративными свойствами, обусловленными стимулированием биосинтеза структурных фосфолипидов в мембране нейронов, подавлением активности фосфолипаз, стабилизирующим действием на клеточные мембраны, влиянием на плотность дофаминовых и ацетилхолиновых рецепторов, улучшение мозгового кровотока. Благоприятное действие также связано с его способностью блокировать процессы апоптоза, активировать энергетический метаболизм клеток, в том числе за счет усиления захвата и метаболизма глюкозы, влиять на нейропластичность и разнообразные нейротрансмиттерные системы, оказывать антиоксидантный эффект [34—39].

Цель настоящего исследования — оценка эффективности применения Л.П. Рекогнан (Цитиколин) у пациентов с астеническим синдромом в коррекции астенических, вегетативных, когнитивных и эмоциональных расстройств.

Материал и методы

Обследовали 38 больных, 17 мужчин и 21 женщину, в возрасте 18—45 лет (средний 27,75±12,05 года) с астеническим синдромом. Диагностически по МКБ-10 все они относились к рубрике F48 «Неврастения».

Больных рандомизировали на две группы — основную (20 человек) и контрольную (18). Пациентам основной группы было назначено лечение Л.П. Рекогнан (в растворе, 100 мг в 1 мл, перорально) в течение 30 дней, при этом суточная доза препарата составляла 500 мг (5 мл раствора). В контрольной подгруппе медикаментозную терапию не проводили.

В процессе наблюдения больных, помимо общего клинического обследования, применяли ряд шкал, опросников и психологических тестов.

Для оценки выраженности астенического синдрома использовали субъективную шкалу оценки астении (MFI-20). Подсчитывали сумму баллов по каждой из субшкал, а также общий суммарный балл. Сумму 12 баллов и более хотя бы по одной из субшкал трактовали как наличие астенического синдрома.

Вегетативный статус оценивали с применением вопросника для выявления признаков вегетативных нарушений (А.М. Вейн), при этом о наличии вегетативных нарушений свидетельствовал результат, превышающий 15 баллов.

При исследовании когнитивных функций для оценки состояния памяти применяли методики «Запоминание пар слов» и «Запоминание пар фраз», с целью оценки вербально-логического мышления использовали методики «Счетные операции» и «Словесный лабиринт», для изучения динамического праксиса — методику «Графическая проба» [40].

Для определения уровня стресса применяли шкалу психологического стресса RSМ 25 (Lemyr—Tessier—Fillion, в переводе и адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой) [41], оценивали интегральный показатель психической напряженности (ППН), при этом ППН <100 баллов свидетельствовал о низком уровне стресса, 100—154 — о среднем, >155 — о высоком.

В процессе исследования также оценивали выраженность у больных тревожности. Для этой цели была применена методика «Интегративный тест тревожности» (А.П. Бизюк, Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, 2005) [42], позволяющая оценить как ситуационную, так и личностную тревогу. Эта методика включает субшкалы, позволяющие определить эмоциональный дискомфорт (ЭД), астенический компонент тревожности (АСТ), фобический компонент тревожности (ФОБ), тревожную оценку перспективы (ОП) и социальной защиты (СЗ). Для каждой субшкалы определяли общий балл тревожности, значение которого до 73 оценивали как низкий уровень тревожности, от 73 до 160 — как средний, 161 баллов и более — как высокий. Средние первичные показатели по субшкалам анализировали в соответствии со статистическими нормами.

Период наблюдения составил 30 дней. Все больные (как основной, так и контрольной группы) были обследованы трижды: до начала исследования, в середине исследования — на 15-й день, в конце исследования — на 30-й день (далее при рассмотрении результатов, в том числе в таблицах, эти периоды для удобства изложения обозначены по отношению к лечению в основной группе).

cтатистический анализ проводили с использованием программы IBM SPSS Statistics 23. Для оценки достоверности различий применяли критерий знаковых рангов Вилкоксона, при этом значимые различия между изучаемыми признаками признавали, когда доверительный уровень составлял р≤0,05.

Результаты и обсуждение

В основной группе больных по шкале MFI-20 астенический синдром был выявлен у всех обследованных, при этом общая астения — у 70% пациентов, пониженная активность — у 70%, снижение мотивации — у 40%, физическая астения — у 45%, психическая астения — у 50%. В середине курса лечения Л.П. Рекогнан число обследуемых с астеническим синдромом в основной группе уменьшилось до 88%, а после 30-дневного лечения — до 75%, при этом общая астения отмечена у 40%, пониженная активность — у 60%, снижение мотивации — у 45%, физическая астения — у 35%, психическая астения — у 45%.

В целом положительная динамика в виде уменьшения показателей субшкал MFI-20 в середине курса Рекогнана составляла по субшкале общей астении 41,2% (в контрольной группе 46%), пониженной активности — 47% (в контрольной группе 46%), снижения мотивации — 47% (в контроле 40%), физической астении — 47% (в контроле 50%), психической астении — 47% (в контроле 30%), суммарного балла астении — 47% (в контроле 30%).

После курса терапии Л.П. Рекогнан положительная динамика в виде уменьшения показателей субшкал MFI-20 составляла по субшкале общей астении 55% (в контрольной группе 30%), пониженной активности — 60% (в контрольной группе 30%), снижения мотивации — 55% (в контроле 46,6%), физической астении — 60% (в контроле 56%), психической астении — 55% (в контроле 6,7%), по суммарному баллу астении — 60% (в контроле 33,3%).

Таким образом, в основной группе пациентов, принимавших Л.П. Рекогнан, положительная динамика в виде уменьшения показателей субшкал MFI-20 отмечена в 1,2—8,2 раза чаще, чем в контрольной группе. При статистической оценке изменений значений показателей субшкал MFI-20 в основной группе по критерию знаковых рангов Вилкоксона были отмечены достоверные различия (p=0,05) показателей суммарного балла астении до и после лечения (эти данные приведены в табл. 1).

Таблица 1. Средние показатели по шкале MFI-20 у обследуемых обеих групп в процессе исследования, баллы Примечание. * — p=0,05 (описание в тексте).

При изучении вегетативного статуса пациентов до лечения синдром вегетативной дисфункции в основной группе определен у 100% обследованных. В середине курса Л.П. Рекогнан, по результатам опросника, положительная динамика в виде снижения показателей вегетативных нарушений отмечена у 64,7% обследованных, а после лечения — у 60% (в контрольной группе — только у 26,6%).

При анализе показателей методики «Запоминание пар слов» положительная динамика (после первого повторения) в середине курса Л.П. Рекогнан отмечена у 47,1% обследованных основной группы (в контрольной группе — у 33,3%), после курса лечения — у 54,6% (в контрольной группе — у 66,7%). При этом по критерию знаковых рангов Вилкоксона обнаружены достоверные различия показателей в основной выборке после первого повторения (p=0,031) и второго повторения (p=0,038) до лечения Л.П. Рекогнан и после лечения (табл. 2).

Таблица 2. Показатели методик «Запоминание пар слов» и «Запоминание пар фраз» Примечание. * — p=0,031, ** — p=0,038, *** — p=0,019, **** — p=0,028 (описание в тексте).
В контрольной выборке по критерию знаковых рангов Вилкоксона также обнаружены достоверные различия в показателях нейропсихологической методики «Запоминание пар слов» после первого (p=0,019) и второго (p=0,006) повторения в начале и в конце исследования. При анализе результатов выполнения методики «Запоминание пар фраз» по критерию знаковых рангов Вилкоксона в процессе применения Л.П. Рекогнан достоверных различий показателей не было (см. табл. 2).

При анализе результатов выполнения методики «Счетные операции» выявлена положительная динамика при применении Л.П. Рекогнан в основной группе в середине лечения у 82,4%, в конце лечения у 79%, при этом обнаружены достоверные различия по критерию знаковых рангов Вилкоксона в показателях до лечения Л.П. Рекогнан и в середине лечения (p=0,031), а также до лечения Л.П. Рекогнан и после лечения (p=0,011) (табл. 3).

Таблица 3. Результаты применения теста «Счетные операции», с Примечание. * — p=0,031, ** — p=0,011 (описание в тексте).
В контрольной выборке выявлена положительная динамика при применении Л.П. Рекогнан в середине исследования у 68,8%, в конце исследования у 66,6%, при этом по критерию знаковых рангов Вилкоксона достоверных различий в показателях не было.

При оценке результатов выполнения методики «Словесный лабиринт» для расчета различий между показателями замеров в 5 повторениях 10 слов вычисляли средний показатель у каждого испытуемого (табл. 4),

Таблица 4. Результаты выполнения теста «Словесный лабиринт», с Примечание. * — p=0,002, ** — p=0,000, *** — p=0,013, **** — p=0,001 (описание в тексте).
при этом по критерию знаковых рангов Вилкоксона были обнаружены достоверные различия в основной выборке в показателях до лечения Л.П. Рекогнан и в середине лечения (p=0,002), а также до и после лечения (p =0,013). При вычислении общего времени выполнения (ОВВ) теста (суммарное время прохождения всех 10 лабиринтов) было выявлено, что в середине курса Л.П. Рекогнан оно уменьшалось в среднем в 3 раза (с 643 до 216 с), после курса — в 1,9 раза (с 643 до 348 с), что может свидетельствовать о повышении скорости мыслительных процессов и эффективности работы (см. табл. 4).

В контрольной выборке по критерию знаковых рангов Вилкоксона обнаружены достоверные различия в показателях методики «Словесный лабиринт» в начале и середине исследования (p=0,000), а также в начале и конце исследования (p=0,001).

При анализе результатов выполнения нейропсихологической методики «Графическая проба» выявлена положительная динамика при применении Л.П. Рекогнан в основной группе в середине лечения у 94%, в конце лечения у 73,7%, при этом обнаружены достоверные различия по критерию знаковых рангов Вилкоксона в показателях до лечения Л.П. Рекогнан и в середине лечения (p=0,001), а также до лечения Л.П. Рекогнан и после лечения (p=0,008) (табл. 5).

Таблица 5. Результаты применения теста «Графическая проба», количество пар элементов за мин Примечание. * — p=0,001, ** — p=0,008, ** — p=0,017 (описание в тексте).
В контрольной выборке выявлена положительная динамика в середине исследования у 75%, в конце исследования у 50%, при этом по критерию знаковых рангов Вилкоксона обнаружены достоверные различия в показателях в начале и середине исследования (p=0,017).

При изучении уровня стресса и оценке выполнения методики RSM-25 в основной группе до лечения низкий уровень стресса выявлялся у 35% обследованных, средний — у 55%, высокий — у 10%. При использовании Л.П. Рекогнан отмечена положительная динамика в виде уменьшения показателей по шкале стресса, в середине курса у 64,7% обследованных основной группы (в контрольной группе у 33,3%), и после курса у 60% (в контрольной группе у 55%).

При анализе результатов выполнения методики «Интегративный тест тревожности» в основной группе до лечения Л.П. Рекогнан по шкале как ситуационной, так и личностной тревоги наиболее высокие показатели отмечены по таким субшкалам, как АСТ и ОП (табл. 6, 7).

Таблица 7. Результаты исследования личностной тревоги по методике «Интегративный тест тревожности», баллы
Таблица 6. Результаты самооценки ситуационной тревоги по методике «Интегративный тест тревожности», баллы Примечание. ЭД — эмоциональный дискомфорт, АСТ — астенический компонент тревожности, ФОБ — фобический компонент, ОП — тревожная оценка перспективы, СЗ — социальная защита.

При анализе средних значений выполнения данной методики по критерию знаковых рангов Вилкоксона в процессе лечения Л.П. Рекогнан не было обнаружено достоверных различий в показателях, что свидетельствует об отсутствии усиления тревоги при использовании данного препарата (см. табл. 6, 7).

Кроме того, результаты исследования ситуационной тревоги выявили тенденцию к снижению в середине лечения Л.П. Рекогнан АСТ у 47,1% обследованных (в контрольной группе только у 33,3%), ЭД у 29,4% (в контроле у 40%), ФОБ у 35,3% (в контроле 26,6%), ОП у 58,8% (в контроле у 26,5%), СЗ у 35,3% (в контроле у 26,6%). Таким образом, уже при 2-недельном применении Л.П. Рекогнан у пациентов с астеническим синдромом отмечена тенденция к снижению исходно высоких показателей тревожности (по шкалам АСТ и ОП), в 1,4—2,2 раза превосходящих результаты в контрольной группе.

В конце курса применения Л.П. Рекогнан тенденция к снижению показателей ситуационной тревоги сохранялась с уменьшением АСТ у 45% (в контрольной группе у 33,3%), ЭД у 40% (в контроле у 40%), ФОБ у 45% (в контроле 33,3%), ОП у 55% (в контроле у 20%), СЗ у 35% (в контроле у 33,3%) обследованных. Таким образом, при месячном применении Л.П. Рекогнан у пациентов с астеническим синдромом тенденция к снижению исходно высоких показателей тревожности (по шкалам АСТ и ОП), в 1,4—2,8 раза превосходила результаты в контрольной группе.

Результаты исследования личностной тревоги выявили тенденцию к снижению в середине лечения Л.П. Рекогнан АСТ у 35,5% обследованных (в контрольной группе только у 20%), ЭД у 35,3% (в контроле у 33,3%), ФОБ у 35,3% (в контроле 33,3%), ОП у 35,3% (в контроле у 20%), СЗ у 47,1% (в контроле у 13,3%). Таким образом, уже при 2-недельном применении Л.П. Рекогнан у пациентов с астеническим синдромом отмечена тенденция к снижению исходно высокого показателя по шкале АСТ, в 1,8 раза превосходящего результаты в контрольной группе.

В конце курса применения Л.П. Рекогнан тенденция к снижению показателей личностной тревоги сохранялась с уменьшением АСТ у 55% (в контрольной группе у 26,6%), ЭД у 35% (в контроле у 13,3%), ФОБ у 40% (в контроле у 20%), ОП у 35% (в контроле у 13,3%), СЗ у 35% (в контроле у 13,3%) обследованных. Таким образом, при месячном применении Л.П. Рекогнан у пациентов с астеническим синдромом отмечена тенденция к снижению исходно высоких показателей тревожности по всем шкалам, что в 2—2,6 раза превосходило результаты контрольной группы, в том числе и по шкале АСТ в 2,1 раза.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что применение Л.П. Рекогнан (Цитиколин) оказывает положительное влияние на состояние больных при использовании его как коротким (2 нед), так и месячным курсом. Так, после 2-недельного лечения Л.П. Рекогнан отмечено уменьшение выраженности астенических расстройств у 47% обследованных, снижение вегетативных нарушений у 64,7%, улучшение памяти у 47%, счетных функций у 82,4%, что сопровождалось повышением стрессоустойчивости у 47% и снижением показателей тревоги у 88% обследованных. Определено достоверное улучшение по критерию Вилкоксона в середине курса лечения Л.П. Рекогнан показателей вербально-логического мышления (p=0,002), счетных функций (p=0,031), динамического праксиса (p=0,001).После месячного курса лечения Л.П. Рекогнан отмечено уменьшение выраженности астенического синдрома у 55% обследованных при достоверном снижении по критерию Вилкоксона суммарного балла астении (p=0,05). Также наблюдали снижение вегетативных нарушений у 60%, улучшение памяти у 54,6%, счетных функций у 79%, что сопровождалось повышением стрессоустойчивости у 60% и снижением показателей тревоги у 55% при достоверном улучшении по критерию Вилкоксона таких параметров, как память (p=0,038), счетные функции (p=0,011), скорость и эффективность мыслительных операций (p=0,013), динамический праксис (p=0,008).

Таким образом, применение Л.П. Рекогнан дает возможность корригировать степень выраженности астенических, когнитивных, эмоциональных и вегетативных нарушений, а также повышать стрессоустойчивость больных неврастенией и положительно влиять на их общее психическое состояние и качество жизни в целом.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Немкова С.А. — e-mail: nemkova-sa@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0002-9679-9640

Семенов Д.В. — e-mail: dv_semenov@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-7425-1839

Петрова Е.А. — e-mail: petrova-sorina@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0002-3835-1178

Савченко Д.В. — e-mail: d1990s@mail.ru; https://orcid.org/0000-0003-3023-9111

Заваденко Н.Н. — e-mail: zavadenko@mail.ru; https://orcid.org/0000-0003-0103-7422

Возвышаева М.Ю. — e-mail: g.milyana@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-5552-9890

Как цитировать:

Немкова С.А., Семенов Д.В., Петрова Е.А., Савченко Д.В., Заваденко Н.Н., Возвышаева М.Ю. Возможности лечения вегетативных, когнитивных и эмоциональных расстройств у пациентов с астеническим синдромом при использовании препарата Рекогнан (Цитиколин). Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2019;119(7):27-34. https://doi.org/10.17116/jnevro201911907127

Автор, ответственный за переписку: Немкова Светлана Александровна — e-mail: nemkova-sa@yandex.ru

Список литературы:

  1. Чуркин A.A. Эпидемиология психических расстройств. Психиатрия: Национальное руководство. Под ред. Дмитриевой Т.Б., Краснова В.Н., Незнанова Н.Г., Семке В.Я., Тиганова A.C. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2009.
  2. Карвасарский Б.Д. Неврозы: Руководство для врачей. М.: Медицина; 1990.
  3. Чутко Л.С. Неврозы у детей. М.: МЕДпресс-информ; 2016.
  4. Ковалевская К.Б., Вельтищев Д.Ю. Когнитивные нарушения при соматогенной астении: эффективность Ладастена. Consilium medicum. 2009;2:84-88.
  5. Heim C, Wagner D, Maloney E, Papanicolaou DA, Solomon L, Jones JF, Unger ER, Reeves WC. Early adverse experience and risk for chronic fatigue syndrome: results from a population — based study. Archives of General Psychiatry. 2006;63(11):1258-1266. https://doi.org/10.1001/archpsyc.63.11.1258
  6. Reid S, Chalder T, Cleare A, Hotopf M, Wessely S. Chronic fatigue syndrome. Clinical Evidence. 2005;14:1366-1378.
  7. Смулевич А.Б., Дубницкая Э.Б., Читлова В.В. Новое средство в арсенале терапии астенических депрессий (опыт исследования эффективности препарата Кортексин). Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2012;4:13-17.
  8. Wearden A, Appleby L. Cognitive performance and complaints of cognitive impairment in chronic fatigue syndrome. Psychological Medicine. 1997;27:81-91. https://doi.org/10.1017/s0033291796004035
  9. Воробьева О.В. Многогранность феномена астении. Русский медицинский журнал. 2012;5:248-252.
  10. Fulcher KY, White PD. Strength and physiological response to exercise in patients with chronic fatigue syndrome. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2000;69:302-307. https://doi.org/10.1136/jnnp.69.3.302
  11. Stubhaug B, Tveito TH, Eriksen HR, Ursin H. Neurasthenia, subjective health complaints and sensitization. Psychoneuroendocrinology. 2005;30:1003-1009. https://doi.org/10.1016/j.psyneuen.2005.04.011
  12. Taylor B, Barling J. Identifying sources and effects of career fatigue and burnout for mental health nurses: a qualitative approach. Int J Ment Health Nurs. 2004;13(2):117-125. https://doi.org/10.1111/j.1445-8330.2004.imntaylorb.doc.x
  13. Чутко Л.С., Рожкова А.В., Сурушкина С.Ю., Анисимова Т.И., Дидур М.Д. Клинические проявления синдрома эмоционального выгорания. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2019;119(1):14-16. https://doi.org/10.17116/jnevro201911901114
  14. Родионова Е.Ю., Чутко Л.С., Сурушкина С.Ю., Яковенко Е.А. Клинико-психофизиологические особенности и терапия астенических расстройств у девушек-подростков. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2017;117(4):68-70. https://doi.org/10.17116/jnevro20171174168-70
  15. Beck AT, Steer RA. Relationship between the Beck Anxiety Inventory and the Hamilton Anxiety Rating Scale with anxious outvolunteers. J Anxiety Disord. 1991;5:213-223. https://doi.org/10.1016/0887-6185(91)90002-b
  16. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Астенический синдром в практике невролога и семейного врача. Русский медицинский журнал. 2017;13:824-829.
  17. Кадыков А.С., Шахпаронова Н.В., Кашина Е.М. Астенические состояния в клинике сосудистых заболеваний головного мозга и возможности их коррекции. Нервные болезни. 2012;1:24-28.
  18. Путилина М.В. Особенности терапии астенических расстройств. Неврология и ревматология. 2010;1:30-35.
  19. Гордеев С.А., Вейн А.М., Федотова А.В. Применение Энериона при психовегетативном синдроме в сочетании с выраженной астенией. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2003;10:36-39.
  20. Гусев В.В., Львова О.А. Современные подходы к терапии астенического синдрома. Consilium medicum. 2013;15(2):60-64.
  21. Суслина З.А., Танашян М.М., Румянцева С.А., Скромец А.А., Клочева Е.Г., Шоломов И.И., Стулин И.Д., Котов С.В., Густов А.Н. Коррекция астеноневротического синдрома (по материалам многоцентрового рандомизированного исследования). Поликлиника. 2007;1:21-24.
  22. Воробьева А.А. Астенические состояния: эффективная и безопасная терапия. Русский медицинский журнал. 2009;20:1330-1334.
  23. Скоромец А.А., Чернышева Е.М. Дигностика глубины астении, эмоциональных и психопатологических расстройств при астено-вегетативном синдроме разной этиологии. Неврологический вестник. 2000; 32(1/2):21-28.
  24. Nijhov SL, Maijer K, Bleeijenberg G, et al. Adolesent chronic fatigue syndrome: prevalence, incidence and morbidity. Pediatric. 2011;127(5):1169-1175. https://doi.org/10.1542/peds.2010-1147d
  25. Чекалова С.А., Богомолова Е.С., Леонов А.В., Чекалова Н.Г., Кузмичев Ю.Г. Профилактика формирования синдрома вегетативной дистонии в инновационном учреждении интернатного типа. Казанский медицинский журнал. 2009;90(4):543-546.
  26. Белова Л.А., Машин В.В., Дудиков Е.М., Белов Д.В., Крупенников А.А. Многоцентровая наблюдательная программа по оценке эффективности комплексной терапии препаратами кортексин и рекогнан (цитиколин) когнитивных нарушений у пациентов с хронической цереброваскулярной патологией. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2019;119(2):35-38. https://doi.org/10.17116/jnevro201911902135
  27. Немкова С.А., Семенов Д.В., Петрова Е.А., Савченко Д.В., Заваденко Н.Н., Возвышаева М.Ю., Канищева А.С., Раллева А.В., Логвинова Е.М., Цветков Д.А., Чарикова Е.В., Романенко Н.И., Заргарьян Д.А., Болдырев В.Г. Когнитивные и психоэмоциональные нарушения у учащихся и преподавателей вузов: возможности коррекции с помощью препарата рекогнан (цитиколин). Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2018;118(12):11-18. https://doi.org/10.17116/jnevro201811812111
  28. Secades JJ. Citicoline: pharmacological and clinical review. Rev Neurol. 2016;63(03):1-73.
  29. Secades JJ, Alvarez-Sabín J, Castillo J, Díez-Tejedor E, Martínez-Vila E, Ríos J, Oudovenko N. Citicoline for Acute Ischemic Stroke: A Systematic Review and Formal Meta-analysis of Rand omized, Double-Blind, and Placebo-Controlled Trials. J Stroke Cerebrovasc Dis. 2016;25(8):1984-1996. https://doi.org/10.1016/j.jstrokecerebrovasdis.2016.04.010
  30. Шавловская О.А. Цитиколин: новые терапевтические возможности. Лечащий врач. 2014;10:29-33.
  31. Стаховская Л.В., Шамалов Н.А., Шетова И.М., Анисимов К.В. Результаты исследования безопасности и эффективности комбинированной терапии цитиколином и актовегином у больных в остром периоде ишемического инсульта. Поликлиника. 2012;4(1):26-30.
  32. Petrova D, Maslarov D, Angelov I, Zekin D. Analysis of therapeutic efficacy of citicoline in patients with vertigo of central origin and vascular aetiology. Am J Neuroprotec Neuroregen. 2012;4(1):1-8. https://doi.org/10.1166/ajnn.2012.1043
  33. Федорова Я.Б. Синдром мягкого когнитивного снижения (обзор литературы). Психиатрия. 2007;6:45-55.
  34. Машин В.В., Белова Л.А., Бахтогаримов И.Р., Бергельсон Т.М., Шарафутдинова Р.Р. Многоцентровая наблюдательная программа по оценке эффективности препарата рекогнан (цитиколин) в коррекции когнитивных нарушений у пациентов с хронической цереброваскулярной патологией. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2017;117(8):39-43. https://doi.org/10.17116/jnevro20171178139-43
  35. Шетова И.М., Шамалов Н.А., Боцина А.Ю. Использование цитиколина в остром периоде церебрального инсульта. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2009;12(2):51-54.
  36. Сорокина И.Б., Гудкова А.А., Гехт А.Б. Умеренные когнитивные расстройства при сосудистых заболеваниях головного мозга: диагностика и принципы терапии. Трудный пациент. 2010;8(3):9-13.
  37. Roohi-Azizi M, Arabzadeh S, Amidfar M, Salimi S, Zarindast MR, Talaei A, Akhondzadeh S. Citicoline Combination Therapy for Major Depressive Disorder: A Randomized, Double-Blind, Placebo-Controlled Trial. Clin Neuropharmacol. 2017;40(1):1-5. https://doi.org/10.1097/wnf.0000000000000185
  38. Spiers PA, Myers D, Hochanadel GS, et al. Citicoline improves verbal memory in aging. Arch Neurol. 1996;53:441-448. https://doi.org/10.1001/archneur.1996.00550050071026
  39. Karsy M, Brock A, Guan J, Taussky P. Neuroprotective strategies and the underlying molecular basis of cerebrovascular stroke. Neurosurg Focus. 2017;42(4):3. https://doi.org/10.3171/2017.1.focus16522
  40. Васильева И.В. Практикум по психодиагностике: Учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета; 2014.
  41. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. М.: Юрайт; 2019.
  42. Бизюк А.П., Вассерман Л.И., Иовлев Б.В. Применение интегративного теста тревожности (ИТТ). Методические рекомендации. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева; 2005.